Приходится констатировать, что озвучиваемые руководством Госгеонедр на пресс-брифингах слоганы о прозрачности ведомства пока ограничиваются пресс-релизами. Четвертый по счету аукцион после изгнания очередной «злочинной влады» закончился, мягко говоря, неприятно. Торги повеселили журналистов, напугали организаторов и лишили дара речи победителей. Но обо всем по порядку.


Потенциальным владельцам украинских недр жутко не хватает коммуникабельности


На «лабутенах»
18 февраля Государственная служба геологии и недр Украины объявила о проведении первого в новом году аукциона по продаже специальных разрешений на пользование недрами. На торги были выставлены 11 площадей природных ископаемых, 7 из которых нефтегазовые. И вот 22 марта на аукцион заявились 12 претендентов уже на 5 участков с залежами нефти и газа.

Следует отметить, что на брифинге 18 марта вр. и. о. главы Госгеонедр Николай Бояркин сообщил, что к аукциону не допущена одна из компаний, претендующих на приобретение участков в Харьковской области, в связи с недостаточной информацией о покупателе. «Сбитой» оказалась харьковская компания «Ютекснефтегаз», которая претендовала на Южно-Кисовскую и Мурафинскую нефтегазовые площади, но не предоставила в пакете документов выписку из Единого госреестра юрлиц. Таким образом, поданные документы не соответствовали пункту 5 Порядка проведения аукционов по продаже специальных разрешений на пользование недрами, утвержденного постановлением Кабмина от 30 мая 2011 года.

Решение об исключении компании из списка участников принял аукционный комитет, заседавший в четверг, 17 марта. К слову, из-за опечатки в письме с просьбой присутствовать на заседании председатель аукционной комиссии Дмитрий Абрамович выгнал с него журналиста НефтеРынка.

Проредив ряды, комиссия оставила по два претендента на каждый участок в Харьковской области: за Южно-Кисовскую площадь должны были бороться ООО «Укргаздоб» и ООО «Нафтогазэнергопром», а за Мурафинскую — ООО «Компания «Нафта и газ» и тот же «Нафтогазэнергопром».

Дали отпор
Получив отказ, ООО «Ютекснефтегаз» (учредители — «Матрапак ГМБХ» (Германия) и ООО «Краснокутский агрошляхбуд» бизнесмена Дмитрия Манько) приняла решение отстоять свои права в суде и обратить внимание Генпрокуратуры и Национального антикоррупционного бюро на происходящее.

«Считаем, что аукционный комитет Государственной службы геологии и недр Украины пытается, используя свое служебное положение, не допустить профессиональных участников нефтеотрасли к участию в аукционе по продаже специальных разрешений на пользование недрами, что приведет к недополучению денежных средств за добычу ископаемых в бюджет и причинению вреда интересам государства», — говорится в письме «Ютекснефтегаз» в НАБУ.

В действиях руководства Государственной службы недр и геологии представители не допущенной к аукциону компании видят состав преступления, который квалифицируется как служебная халатность и злоупотребление служебным положением. Компания просит ГПУ и НАБУ провести полное и основательное досудебное расследование и привлечь к уголовной ответственности должностных лиц Госгеонедр.

В телефонном разговоре директор «Ютекснефтегаза» Людмила Трачук в понедельник, 21 марта, сообщила, что компания попросила Окружной административный суд Киева снять с аукциона спорные участки — Южно-Кисовскую и Мурафинскую нефтегазовые площади в Харьковской области — до выяснения обстоятельств.

Но состоявшийся в день аукциона суд, по словам Дмитрия Абрамовича, не поддержал «Ютекснефтегаз», и участки были выставлены на продажу.

Кино и немцы
Оставшиеся три претендента на 2 участка ожидаемо попали под пристальное внимание прибывших на аукцион журналистов. «Радио Свобода» «застукало» представительницу «Нафтогазэнергопрома» и представителя компании «Нафта и газ» вместе в сопровождении еще одной скрываемой Госгеонедрами особы, когда те готовились к аукциону. НефтеРынок обратил внимание, что парни из компаний «Нафта и газ» и «Укргаздоб» (конкуренты «Нафтогазэнергопрома» по двум площадкам) по окончании аукциона покинули актовый зал с двумя одинаковыми пакетами, рекламирующими мужские рубашки (возьмем на себя смелость предположить, что ребят к торгам приодели в одном бутике). А сюжету о том, как, прячась от камер журналистов, новоиспеченный владелец Южно-Кисовской площади нарезал круги вокруг здания Госгеонедр, обзавидовался бы даже любитель монтажа на ускоренной перемотке — английский комик Бэнни Хилл. Угомонившись, все трое молодых «конкурентов» вместе с кураторами засели в кафе напротив входа в Госгеонедра. Видимо «У козла» был повод.

Но оставим неудачную постановку «прозрачного» конкурса на совести организаторов. Тем более что «накосячили» они гораздо раньше.
Все три компании-претенденты на 2 площади в Харьковской области были зарегистрированы накануне самого аукциона. Так, победившее в «спаринге» за Южно-Кисовскую площадь ООО «Укргаздоб» основал и возглавил Александр Труфанов, который 3 февраля потратил на организацию фирмы 23 тыс. грн. Правда, юридический адрес компании (Харьков, ул. Фронтовая, 3а) совпадает с адресом известного в Дзержинском районе банного комплекса «Спарта».

А 23 февраля некий Артем Кошель за 30 тыс. грн организовал и стал руководителем ООО «Компания «Нафта и газ», а спустя месяц почти без боя за 5 млн грн уступил даме из ООО «Нафтогазэнергопром» Мурафинскую площадь. Можем предположить, что именно учредителя и директора «Нафтогазэнергопрома» мы видели на аукционе. Однако после торгов поговорить как лично, так и по телефону Алена Сингаевская наотрез отказалась, несмотря на свое юридическое образование (Харьковский университет внутренних дел, специальность «правоведение») и практику у частного адвоката Олега Едина. Последний сообщил НефтеРынку, что не замечал у Алены Сергеевны страсти к газодобыче. Но все может измениться за 6 лет, спустя которые Алена Сингаевская за 30 тыс. грн 23 февраля 2016 года создала ООО «Нафтогазэнергопром».

Все трое претендентов на площади — явные перекупщики. Хотя законом и запрещено перепродавать лицензии, но сбывать компании, купившие спецразрешения, никто не запрещал. В Госгеонедрах говорят, что действовали в рамках закона, который позволяет допускать вчера созданные компании (и, как видим, находить причину для недопуска других претендентов) к аукциону по продаже лицензий. Но теперь Николаю Бояркину придется рассказать детективам НАБУ, почему он и его команда реформаторов допустили продажу двух участков за 8,6 млн грн, если, по информации НефтеРынка, ценовой порог недопущенного «Ютекснефтегаза» был на 6 млн грн больше. А это уже «в особо крупных»...

По накатанному
Конечно, не исключено, что результаты торгов по двум спорным лотам правоохранители все-таки отменят. Кроме того, площади могут появиться снова в бюллетене Госгеонедр, как это уже было с Быстрицкой площадью во Львовской области (была продана повторно 22 марта 2016 года за 2,3 млн грн ООО «Захиднадраинвест», входит в орбиту компании «Горизонты» Зиновия Козицкого). Площадь была выставлена на продажу второй раз за 4 месяца. Впервые ее «продавали» в ноябре 2015 года. Тогда аукционный комитет не допустил к торгам львовскую компанию «Нордик» из-за внезапно возникшей задолженности перед налоговой в 2,2 тыс. грн (компания — один из лидеров по платежам налогов во Львовской области, а это десятки миллионов гривен в год).

Тогда в компании о долгах не догадывались, а когда узнали, то сразу же погасили задолженность. Однако аукционный комитет взял на себя ответственность и не допустил к торгам компанию, потратившую 2 года и немало средств для подготовки площади к аукциону. Недальновидное, но, вероятно, единственно законное решение сыграло не на руку Николаю Бояркину: за Быстрицкую площадь, проданную за, казалось, близкие к рекорду 12 млн грн, неизвестное львовское ООО «Строительно-монтажное управление №77 «Житлопостач» платить не собиралось, и участок пришлось выставить повторно.




Харьковские «конкуренты» прокололись на предпочтении бренду трикотажа Mens Shirts


Очевидно, молодой команде Госгеонедр, как и многим другим реформаторам в государственных компаниях и ведомствах, сегодня не хватает главного — изменений, за которые не придется оправдываться в НАБУ и Генпрокуратуре. Ведь им ничто не мешает, кроме отсутствия желания изменить порядок проведения аукционов, что дало бы возможность реализовать поставленные перед ними общественностью задачи. Смешно, когда компания, которая готовит площадку 20 месяцев, должна потом проходить публичный конкурс наравне с теми, кого с молчаливого согласия руководства службы и аукционного комитета «пристроили» к лотам, накануне организовав на недавних студентов фирмы-прокладки.

 

Материалы по теме