В предыдущем номере НефтеРынок уже писал о розничном сегменте топливного рынка, где представлены компании-нерезиденты. На этот раз мы решили уделить внимание фирмам, которые продают топливо украинским трейдерам по базису DAF — госграница. Издание разбиралось, почему иметь нерезидента не только модно, но и выгодно.

По подсчетам консалтинговой компании UPECO, более 85% импортеров бензина, дизельного топлива и сжиженного газа используют компании, зарегистрированные за границей, для оформления топлива. Участники рынка отмечают, что регистрация компании-нерезидента упрощает функционирование бизнеса в Украине. Наличие своей фирмы в другой стране требуется для удобства и бесперебойной работы по оплате импорта, а также заключения контрактов на его поставку. По сути, оно развязывает руки для более свободного распоряжения денежными средствами.

Отметим, что росту такого рода «прокладок» поспособствовало и ужесточение украинского законодательства. Например, в феврале 2015 года постановлением №124 Национальный банк Украины ввел ограничения для импортеров, в том числе обязательное оформление аккредитива для выполнения импортного контракта с предоплатой на сумму более $500 тыс. Постановление действовало до марта 2016 года. Этим документом Нацбанк ужесточил контроль над выплатами в иностранной валюте на зарубежные счета. Главной целью регулятора было разрешить импортеру делать оплаты за границу только в случае подтверждения поставки товара на таможенную территорию или предоставления услуги резиденту Украины.

Не стоит забывать, что топливный рынок работает по предоплате, поэтому законодательные нюансы тем более вынуждают прибегать к помощи иностранных фирм. Сделки по импорту нефтепродуктов практически всегда превышают сумму в $500 тыс., так как месячная стоимость ввезенного топлива в текущих ценах достигает более $300–500 млн (для бензинов, ДТ и СУГ). Кроме того, наличие компании-нерезидента упрощает скорость документооборота между экспортером и покупателем ресурса.

Однако часто такие компании регистрируются не только для удобства работы, но и для оптимизации налогообложения (реинвойсинг), когда цены импортируемого топлива искусственно завышаются или занижаются в зависимости от задач оптимизации. В случае наличия в обойме у компании иностранного нерезидента трейдер может увеличить цену импортируемого в Украину топлива и искусственно снижать облагаемую налогом прибыль для украинской фирмы. При занижении таможенной стоимости импорта также снижается сумма НДС, подлежащего уплате при оформлении нефтепродуктов.

Отметим, что в судебных делах то и дело встречаются тяжбы между украинской ГФС и трейдерами, в которых налоговая служба часто безосновательно подозревает компании в специальном занижении таможенной стоимости продукта. В этих делах обычно и всплывают иностранные продавцы.

Например, в конце июля 2015 года на сайте Государственной фискальной службы появилось сообщение о том, что работниками налоговой милиции в Киеве в ходе расследования уголовного производства по уклонению от уплаты налогов в особо крупных размерах (ч. 3 ст. 212 УК) было проведено 13 санкционированных обысков в помещениях двух теневых офисов инкассаторов и двух заправочных станций, помещениях банковских учреждений, а также по месту жительства и в транспортном средстве фигурантов производства. В ходе обысков были обнаружены и изъяты 3,8 млн грн наличными и в депозитных банковских ячейках, печать «карманной» фирмы-нерезидента (регистрация — Шотландия), от имени которой злоумышленники оформляли импорт сжиженного газа на территорию Украины. Тогда налоговики отметили, что действия касались одного из крупнейших столичных операторов АГЗС.

Под защитой Union Jack
Украинские топливные импортеры работают с нерезидентами, которые зарегистрированы почти во всех странах с низким налогообложением от Гонконга до Южной Африки. Основная часть компаний организовывают свои отдельные фирмы, которые обслуживают только их, а  некоторые работают с нерезидентами, которые отгружают многим. Более того, сторонний трейдер может прибегнуть к помощи иностранной фирмы в контрактовании и доставке ресурса до границы.

Но больше всего отечественные трейдеры любят вести дела с компаниями, которые зарегистрированы в Великобритании. Уточним, что королевство, над землями которого реет Union Jack (название британского флага), является не классическим офшором, а скорее территорией с низким налогообложением и гибким законодательством.

Деятельность компаний на Британских островах регулируется Законом о компаниях (Companies Act 2006) и Законом о партнерствах с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnerships Act 2000).

Указанные законы предусматривают ряд корпоративных форм, наиболее популярной из которых является общество с ограниченной ответственностью (Limited, LTD). Кроме того, в целях налогового планирования используют партнерство с ограниченной ответственностью (LLP).

В целом британское законодательство в сравнении с украинским имеет ряд преференций для компаний (оформление, контроль, взимание налогов и т. д.), которые оформлены в Великобритании. Это подтверждают и международные рейтинговые агентства. Например, в рейтинге Doing Business по налогообложению (в первую очередь количеству налогов) Британия занимает 15-е место, а Украина 107-е из 189. Отметим, что лояльное английское право распространилось и на большинство бывших колоний, которые сейчас хорошо известны как офшоры.

Среди британских компаний-нерезидентов, которые используют украинские нефтяные фирмы, наиболее популярны LLP — Limited Liability Partnership (шотландское соответствие — LP) и LTD. Форма LLP в Британии освобождена от уплаты корпоративного налога при условии, что партнеры не являются резидентами страны и доходы компания получает за пределами этого государства.

Прибыль, которую получает фирма, основанная как LLP, считается личным доходом ее партнеров. Таким образом, они несут ответственность за декларирование доходов в стране, резидентами которой выступают. В случае регистрации LTD (Private company limited by guarantee или Private company limited by shares) трейдеры оформляют полностью налогооблагаемую компанию. Налог на прибыль такой фирмы может составлять около 20–25%.

НефтеРынок копнул глубже и увидел, кто же на самом деле стоит за британскими фирмами, которые продают топливо на украинской границе. В списке регистраторов и директоров большинства компаний преимущественно встречаются юридические и физические лица из Панамы, Доминиканской Республики, Сейшельских Островов, Белиза и других стран с небольшой ставкой налогообложения. Зачастую это делается в целях оптимизации налогового бремени, ведь компании-партнерства, которые регистрируются в офшорных странах, избегают налогообложения в Великобритании.

Часто такие фирмы, оформленные в офшорах или в странах с низким налогообложением, имеют только пакет документов, почтовый адрес и номинального директора, который может и не знать о своей «высокой» должности.







Кого засветили?
НефтеРынок отобрал главные компании-нерезиденты (см. таблицу), которые продавали бензины, дизельное топливо и сжиженный газ на границе украинским компаниям. В целом нерезиденты, приведенные в списке, преимущественно используются для операций только с нефтепродуктами. Большинство из них не были замечены в другой деятельности. Правда, некоторые засветились в громких делах на топливном рынке.

Например, английская Marshell Oil LLP и панамская West Trading & Marketing Oil Corp. фигурировали в судебных разбирательствах с экспортом нефтепродуктов ПАО «Укргаздобыча» в 2014–2015 годах. Кроме того, названия компаний встречаются в судебных спорах со структурными подразделениями «Континиума».

Другая компания, Rage Power LTD, часто мелькает в судебных тяжбах с ЧП «ОККО-Бизнес» и «ОККО-Нефтепродукт», которые требуют у английской фирмы с сейшельскими корнями значительные суммы в валюте за неисполнение контрактов. Кипрская Eminent Energy Limited фигурировала в делах о контрабандных поставках топлива компаниями, входившими в ГК ВЕТЭК Сергея Курченко.

Зачастую номинальными директорами и основателями фирм являются люди, которые, по всей вероятности, далеки от топливного рынка. Например, руководителем британской Wellmann Trade Limited записана Георгина Папапетроу, которая также выступает директором 50 различных компаний, в том числе Moston Properties Limited, известной по «колтюбинговому делу» «Украгздобычи».

Впрочем, рекордсмен по возглавляемым фирмам — директор Meradex Trade LTD Джанкарло Джейми Эспеджо, гражданин Белиза. Указанное физлицо является директором/основателем 150 компаний, некоторые из них фигурируют в импортно-экспортных операциях с украинскими зерновыми.
Наличие компании-нерезидента, зарегистрированной в странах с низким налогообложением, по украинскому законодательству не является преступлением. Более того, так работает значительная часть топливных компаний по всему миру. Ответственность перед законом наступает тогда, когда отечественные трейдеры сознательно начинают совершать противоправные действия.

 

Материалы по теме