Сообщения о «бензиновом кризисе» начали поступать с субботы, 23 апреля, из разных регионов России — Краснодара, Новосибирска, Иркутска, Мурманска, Сахалина, Санкт-Петербурга, Ярославля. Эксперты увидели признаки надвигающегося дефицита бензина даже в Москве. Но наиболее тяжелая ситуация была зафиксирована в Алтайском крае. По сообщениям СМИ, АЗС двух крупнейших региональных операторов рынка — компаний «Газпром нефть» и «Роснефть» — отпускали по 20 л бензина на автомобиль и только владельцам дисконтных карт, а на заправках многих независимых операторов продажа топлива была вовсе остановлена.



Ситуация сразу же привлекла внимание госорганов. В частности, глава правительства РФ Владимир Путин поручил руководителям всех соответствующих ведомств незамедлительно провести тщательный мониторинг и доложить о причинах возникшего в некоторых регионах страны дефицита. А во вторник, 26 апреля, заместитель министра энергетики РФ Сергей Кудряшов провел совещание по вопросам обеспечения поставок моторного топлива в Алтайский край, в котором приняли участие представители администрации края, а также НК «Роснефть» и «Газпром нефть». Именно на крупнейших оптовых поставщиков бензина в Алтайском крае российское правительство склонно возлагать ответственность за очереди на АЗС, подозревая их в создании дефицита путем ограничения отпуска нефте­продуктов. Об этом свидетельствуют слова главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, который заявил, что ФАС усматривает в действиях нефтяных компаний признаки нарушения антимонопольного законодательства, в частности наличие картельного сговора.



Спасайся кто может

В Украине волну ажиотажа, на гребне которого якобы порхал дефицит топлива, попробовали подхватить несколько крупных импорто ориентированных розничных операторов. В телевизоре вышло несколько сюжетов, интернет пестрил не усиленными аналитикой заявлениями. Но несмотря на старания пошуметь не удалось: украинский рынок перед майскими праздниками оказался затарен бензинами и дизтопливом (по подсчетам Минэнергоугля, в сумме — 650–700 тыс. т), а в мае, согласно планам украинских НПЗ, переработка составит около 900 тыс. т нефти (или производство не менее 600 тыс. т светлых нефтепродуктов) плюс импорт. В целом наполнение рынка в мае проглядывается как бездефицитное, даже если прекратит отгрузки топлива планирующий в мае ремонт Мозырский НПЗ.



Но происходящее в России не переставало беспокоить импортеров топлива. В четверг утром, 28 апреля, в Москве заместитель министра энергетики Сергей Кудряшов заявил, что для стабилизации ситуации на внутреннем рынке в мае Россия прекращает экспорт нефтепродуктов. Такое решение было принято по итогам селекторного совещания в Минэнерго РФ с участием руководителей нефтяных компаний.



Украинцы приняли тревожный сигнал из Москвы настороженно. Испуг участников рынка вполне обоснованный — в структуре импорта в первом квартале 2011 года российское ДТ составляет около 40%, не считая толлинговых объемов ЛИНИКа (на которых в конечном счете ограничение не отобразилось бы). Вполне вероятно, что седых волос прибавилось на голове главного импортера страны Игоря Еремеева, для которого срыв поставок российского ДТ означал бы очередные проблемы с выполнением обязательств по заключенному в конце марта договору на поставку дизтоплива «Укрзализныце» на сумму 1,7 млрд грн. Именно «Континиум» оккупировав дизельную трубу, наладил морские поставки афипского дизтоплива (Афипский НПЗ холдинга «Базовый элемент») и ДТ «Роснефти» в Феодосию.







Но уже во второй половине дня 28 апреля российское министерство опубликовало на сайте разъяснение, где было сказано, что речь идет только о бензинах и дизельного топлива запрет не касается.



На следующий день, в пятницу, стал известен механизм, которым российское правительство будет сдерживать продукт внутри страны. Правительство РФ утвердило экспортную пошлину на бензин с 1 мая на уровне $408,3/т. Соответствующее распоряжение подписал накануне премьер‑министр РФ Владимир Путин. Эта пошлина на 34% больше по сравнению с изначально запланированной на май и на 44% — по сравнению с действовавшей в апреле. Пошлина на остальные светлые нефтепродукты (легкие дистилляты, средние дистилляты, газойли) с 1 мая составит, как и планировалось ранее, $304/т. В апреле пошлина была $283,9/т.



Изрядно перенервничав, импортеры вздохнули с облегчением. Бензинов производства российских НПЗ на украинском рынке практически нет. Если в 2006 году российский бензин в структуре импорта составлял десятую часть, то в 2010 году его потеснил белорусский продукт, после чего его доля равнялась менее 0,003% (в январе цистерну «второго» растаможила одна из воинских частей Черноморского флота РФ). Правда, в І квартале 2011 года была поставка 427 т низкооктана с ЯНОСа, но эти объемы также не формируют даже 1%.



Осмыслить стратегию

В общем, как говорится, отлегло, но каждый сделал свои выводы. Искусственный или природный дефицит в России едва не поставил под угрозу функционирование украинского рынка. Резкое решение российского правительства вряд ли решит проблему нефтяных компаний в соседней стране, но уж точно ликвидирует дефицит бензинов. Правда, если повезло нам, отвыкшим от бензина с российским паспортом, то как быть с выполнением контрактов с контрагентами из Европы, Африки и Америки? Видимо, российским нефтяникам ничего не придется делать, кроме как увеличить отчисления в бюджет уплатой экспортной пошлины либо разрывать договоры на поставки.















Как бы там ни было, в природный дефицит нефтепродуктов в России очень слабо верится. Скорее всего, происходящее в соседней стране есть ни что иное, как проверка на прочность правительства, которое в 2011 году усилило регуляторные механизмы в ценовой политике. Очевидно, что с увеличением объемов бензинов на внутреннем российском рынке цены вряд ли вырастут, нивелировав все усилия нефтетрейдеров.