На сегодняшний день в свете безуспешной борьбы с контрабандой, указами о наполнении бюджета и предотвращением выведения валюты из страны Государственная фискальная служба, которой подчиняются таможенники, проявляет особый интерес к нефтерынку.

Похвалы заслуживают рейды ГФС по «бодяжникам», контрабандистам и тем, кто продает топливо без уплаты акциза. Тем не менее, к фискальной службе накопилось немало вопросов по части оформления грузов тем, кто работает, как говорят, «по-белому».

Подлило масла в огонь постановление Кабинета министров от 16 сентября 2015 года №724 «Об использовании в системе управления рисками ориентировочных показателей таможенной стоимости товаров». Согласно документу, правительство ввело использование единых ориентировочных показателей таможенной стоимости при оформлении товаров, ввозимых на территорию Украины.

Кабмин дал задание ГФС определить перечень товаров в разрезе подкатегорий согласно УКТВЭД и их средневзвешенную таможенную стоимость, рассчитанную за последние шесть месяцев (кроме товаров военного назначения, двойного использования и товаров, реализуемых в порядке биржевой торговли).

На основании этого нововведения налоговики должны были составить ориентировочные показатели таможенной стоимости товаров и обеспечить их использование до 10 числа ежемесячно.
Указанное постановление Кабинета министров вызвало тревогу у импортеров нефтепродуктов. Поскольку рынку не известно, попадет ли туда топливо и как будет рассчитываться ценовой индикатив.

Накалило обстановку заявление главы Одесской ОГА Михаила Саакашвили, в котором он обвинил премьер-министра Арсения Яценюка в параличе таможенного оформления. «Проигнорировав надежды импортеров на справедливые цены растаможки, премьер-министр подписал постановление №724, согласно которому все товары теперь начали растаможивать не по фактической (согласно Таможенному кодексу), а по заранее определенной ГФС цене. Оформление на всех таможнях парализовано», — написал он на своей страничке в Facebook. В той же социальной сети глава ГФС Роман Насиров ответил губернатору Одесской области, что установление единых индикативных цен поможет побороть коррупционную составляющую и избежать занижения цен при импорте.

Как выяснил НефтеРынок, принятие постановления №724 пока не повлияло на поставки топлива. По данным участников рынка, в конце сентября — начале октября с импортом нефтепродуктов не возникало непредвиденных ситуаций.

Тем не менее НефтеРынок решил поинтересоваться у самих фискалов, как нововведения отразятся на отечественных трейдерах.

В Государственной фискальной службе отметили, что пока сведенного перечня товаров, на которые будет распространяться постановление №724, нет. Как нас заверили налоговики, он должен появиться в начале октября. В свою очередь в отделе контроля таможенной стоимости Энергетической таможни, на которую сейчас перешло оформление топлива, рассказали, что постановление №724 несет в себе определенные «риски» для импортеров нефтепродуктов, однако в отделе не уточнили, будут ли в документе учитываться нефтепродукты.

На вопрос НефтеРынка, каким образом осуществляется определение их таможенной стоимости, нас отправили к статьям Таможенного кодекса. «Если сотрудники таможни видят риски, то они запрашивают дополнительные документы на товар», — коротко отметили там.

Кроме нового сюрприза от правительства, НефтеРынок интересовал и другой вопрос — общая деятельность возрожденной Энергетической таможни, поскольку изданию не раз приходилось слышать о проблемах с завышением цен при оформлении топлива и бюрократических проволочках.

Напомним, в Украине Энергетическая региональная таможня действовала с 2005 года. В июне 2011 года она была ликвидирована, и оформление энергоносителей перешло в компетенцию всех таможенных органов.

6 августа 2014 года постановлением Кабинета министров №311 работа Энергетической таможни ГФС была восстановлена. Штаты возрожденной таможни были утверждены в количестве 166 единиц. В структуре новообразованной службы было создано 8 таможенных энергетических постов: «Киев-энергетический», «Коростень-энергетический», «Одесса-энергетический», «Львов-энергетический», «Николаев-энергетический», «Купянск-энергетический», «Сарны-энергетический» и «Полтава-энергетический». С 1 июня 2015 года Энергетическая таможня ГФС начала проводить централизованный контроль и таможенное оформление энергоносителей на всей территории Украины в переходном режиме (60 дней), а с 1 августа приступили к исполнению всех функций контроля. За период работы с 1 июня по 1 сентября таможней в госбюджет было перечислено 7,6 млрд грн налоговых поступлений.

Однако импортеры нефтепродуктов весьма нелестно отзываются о ее дельности. Основным камнем преткновения между фискалами и трейдерами стало ценообразование на топливо. В связи с низкими котировками на нефтепродукты, уточнение фактурной стоимости и подозрения в занижении цен стало обыденным делом. «Таможня никогда не отмечалась лояльностью, у нас с ними по ценам часто были прения, однако сейчас ситуация еще более осложнилась», — поделился покупатель белорусского топлива.

Импортеры и брокеры компаний рассказывают, что теперь оформлять ресурс приходится дольше. Как только импорт дешевеет, у таможни начинаются претензии к накладным. «Когда цены демонстрируют рост, никто никаких дополнительных документов не требует. Объемы оформляются без проблем. Но если цены проседают, у таможни к нам сразу длинный перечень требований: отпускная цена производителя, контракт с продавцом и так далее», — рассказал один из топливных импортеров.

Согласно ст. 57 Таможенного кодекса основным методом определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Украины в соответствии с таможенным режимом импорта, является ориентирование на цену договора (стоимость операции).

Для подтверждения ведомостей о таможенной стоимости продукции импортерам следует подать декларацию таможенной стоимости, контракт и приложения к нему, счет-фактуру (инвойс) или счет-проформу, банковские платежные документы (если счет оплачен) и документы для подтверждения расходов на ввоз и страхование.

Впрочем, бывает, что часто цена товара определяется по другому методу: по цене договора относительно идентичных товаров. «Цены тут могут быть разными: кто-то везет по фиксированной цене, а кто-то по формуле. Поэтому унификация подхода в этом случае нецелесообразна», — говорят нефтетрейдеры.

Не согласившись с ценой, которую определяет таможня, трейдеры рискуют понести убытки. «Мы можем в течение 10 дней подтвердить цену. Если компромисс не достигнут, фискалы называют свою. Зачастую мы с ней соглашаемся, чтобы не «попасть» на деньги за транспорт», — уточняют на рынке.

По ст. 60 Таможенного кодекса, с пересмотренной ценой, которую определяет таможня, можно согласиться, но в течение 80 дней представить документы, подтверждающие заявленную импортером цену. «В случае позитивного решения разницу между стоимостью могут вернуть. Но на это уходит очень много времени, а в топливном бизнесе время — самое главное», — отмечают брокеры. Другой путь — суд с ГФС, который может длиться несколько месяцев и не принести результатов.

Интересную историю НефтеРынку удалось узнать у представителя одного из терминалов в Закарпатской области, который специализируется на перевалке СУГ в Европу. Он рассказал, как компания импортировала небольшой объем сжиженного газа, чтобы продать внутри страны. Однако в заявленных ценах таможня увидела «риски» и не захотела принимать электронные накладные. «Нам пришлось вызывать специалиста Энергетической таможни из Львова и оплачивать услуги, прайс которых — €40 в час. Весь абсурд заключался в том, что на нашем терминале есть таможенный пост, который раньше имел право оформления импорта», — рассказал представитель компании.

Появились также трудности с логистикой, особенно у тех, кто импортирует топливо автомобильным транспортом, а это преимущественно газовики. «При «старой» таможне автотранспорт можно было оформлять на пограничном переходе. Мы покупали белорусский ресурс и производили таможенное оформление сразу на пункте пропуска «Выступовичи». Теперь же газовозу нужно ехать в Коростень на пост «энергетички», — пожаловался газотрейдер.

Кроме того, участники рынка сетуют на небольшое количество инспекторов. «Сейчас по «Коростеню» работают 3–4 специалиста, а до введения Энергетической таможни их было 7, что значительно ускоряло процесс растаможивания», — рассказал один из импортеров. «Если раньше на оформление партии нефтепродуктов у нас уходило в среднем полдня, то сейчас бывают периоды, когда нужно ждать полтора дня», — добавил представитель одной из компаний, которая оказывает брокерские услуг по импорту топлива.

Проблемы со штатом стали серьезной проблемой для службы. Не так давно в Верховную Раду от имени главы Энергетической таможни Александра Конева поступило письмо с просьбой увеличить штат, поскольку в некоторых регионах у таможенников просто не хватает времени для быстрого оформления товара.

В письме говорится, что в таких регионах, как Днепропетровская, Запорожская, Херсонская, Закарпатская, Черновицкая, Хмельницкая области, а также в портах Херсона, Скадовска, Очакова, Килии, Рени и Измаила вопрос контроля энергоресурсов до конца не урегулирован. Причина — недостаточная штатная численность подразделений таможни в регионах. Напомним, именно эти порты до недавнего времени являлись морскими воротами топливной контрабанды. Если Александр Иванович с помощью увеличенного штата «энерготаможенников» решит проблему завышенных цен растаможки топлива, то на поддержку нефтяного лобби в правительственных кругах можно рассчитывать. Но пока у трейдеров есть вопросы к руководителю Энергетической таможни по некоторым подчиненным, которые были замечены в недобросовестном подходе к выполнению своих функций при работе во времена работы Курченко.

Если смотреть в комплексе, то не красит отечественную таможню очередной скандал с остановкой импорта авиатоплива, к которому у фискалов всегда было «особое отношение». Уже в который раз они пытаются загнать его под дизельный акциз, чем вызывают перебои в поставках. По информации НефтеРынка, на границе «висит» 3,5 тыс. т импортного авиационного керосина, который таможенники хотят оформить как дистиллят с акцизом в 3 (!) раза больше. Правда, как говорит потерпевшая сторона, если учесть интерес фискалов, то в предоставленных документах на оформление все-таки можно увидеть самолетное топливо. Ну а попытки (к сожалению, удачные) считать ШФЛУ подакцизным товаром, как говорят газовики, уже само собой преступление.

Бесспорно, контроль за рынком нефтепродуктов со стороны ГФС должен осуществляться беспристрастно. Однако происходить он должен без использования механизмов, которые, несмотря ни на что, направлены на максимальное пополнение опустевшей государственной казны либо удовлетворение собственных нужд. 

 

Материалы по теме