Дмитрий Сидоров






Украинской спиртовой отрасли далеко до европейского уровня



Перед тем как говорить о законодательных инициативах, стоит более детально ознакомиться с предметом регулирования — рынком биоэтанола и топливных добавок на его основе.



Кратко положение дел в спиртовой отрасли в целом и производстве биоэтанола в частности НефтеРынку обрисовал руководитель отраслевой ассоциации «Укрбиотопливо» Тарас Миколаенко. По оценкам данной организации и Министерства аграрной политики и продовольствия, в 2014 году было произведено 12,5 тыс. т биоэтанола и 21,4 тыс. т компонента моторного топлива альтернативного (КМТА) на его основе (с учетом остатков прошлых годов), а за 9 месяцев этого года — 1,7 тыс. т биоэтанола и 20,3 тыс. т КМТА. В настоящее время в Украине работают всего несколько производителей, в частности Гайсинское, Будиловское и Узинское предприятия. При этом потенциал производства биоэтанола и КМТА только у «Укрспирта» достигает 200–250 тыс. т в год. Такие низкие показатели производительности (около 10% от проектного уровня) обусловлены недостатками правового регулирования данного рынка.



Игнорируя законы Менделеева

Одним из таких недостатков являются разные взгляды на биоэтанол и КМТА у налоговиков и производителей. По мнению первых, эти продукты следует относить к товарной позиции 2207 (спирт этиловый денатурированный концентрацией более 80%), согласно Украинской классификации товаров внешнеэкономической деятельности (УКТ ВЭД).



Биотопливщики же настаивают, что эти товары по аналогии с Европой нужно идентифицировать как химическую продукцию в товарных группах 3811, 3814 и 3824. Камнем преткновения стало то, что группа товаров «Химическая продукция» является неподакцизной, в то время как биоэтанол под кодом 2207 — подакцизный, хотя и с нулевой ставкой.



Подакцизность производства биоэтанола тянет за собой огромную машину контролеров, налоговых постов, требует внесения в десяток реестров и формирования финансовой гарантии уплаты акциза при перемещении. Из-за наличия этих и других ограничительных мер в Украине не смог сформироваться рынок биоэтанола. Производители нашли выход в производстве КМТА, который по химическому составу очень близок к биоэтанолу, при этом не облагается всем спектром коррупционных норм, прописанных для биоэтанола. Фактически налогообложение КМТА сегодня аналогично европейскому: произвел, денатурировал, продал на общих основаниях. С той лишь разницей, что для получения КМТА после процесса дистилляции такого спирта не производится ректификация (очистка от ядовитых примесей), а лишь обезвоживание и добавление более широкого спектра денатуратов для улучшения показателей сгорания будущего смесевого бензина.



Вся нелепость данной ситуации в том, что ГФС опасается, что КМТА может быть использован в качестве спирта для ликероводочной промышленности. НефтеРынок проконсультировался со многими специалистами, и все в один голос заявили, что биоэтанол, как и КМТА, содержит как минимум 1% объемных долей бензина. А поскольку сегодня не существует экономически оправданных методов извлечения бензина из раствора этилового спирта, подозрения в том, что из КМТА могут сделать пищевой спирт, лишены всякого смысла. Несмотря на это, фискалы упорно не желают видеть КМТА в качестве спиртосодержащей добавки в топливо и расценивают его исключительно как спирт в группе 2207. Спор между биопроизводителями и налоговиками давно уже перешел в судебную плоскость. Отрасль может как похвастаться победами (например, Гайсинского спиртзавода), так и посетовать на поражения, после которых предприятия оказывались на гране краха и были даже вынуждены останавливать производство. Таких заводов сейчас девять. Но при поступлении на работу в налоговую знания по химии не требуются, в результате чего ГФС продолжает идти на открытий конфликт с производителями биоэтанола и КМТА.



Вексельная гарантия убытков

Еще одной преградой для производства и реализации биоэтанола является механизм налогового векселя, предусмотренный ст. 225 Налогового кодекса. Перед тем как купить биоэтанол, компания должна получить в банке вексель на сумму акцизного налога по ставке 70,65 грн/л, несмотря на нулевую ставку для этого продукта. Для получения авалированного банком векселя (банк ручается перед налоговиками за то, что предприятие уплатит все налоги) необходимо предоставить документы о своем финансовом положении, заложить значительные активы или положить оговоренную сумму в банк и согласиться на его комиссию (около 4%). Каждая выдача векселя банком приравнивается к кредитной операции и долго проходит через кредитные комитеты. Во всех случаях банкиры неохотно выдают такие векселя.



После того как вексель получен (благодаря чему компания по сути оформила на себя кредит на сумму акциза), он подается в органы ГФС. Далее налоговики подтверждают его получение и дают разрешение на отгрузку биоэтанола с акцизного склада. По оценкам Тараса Миколаенко, стоимость такого векселя для одной автоцистерны спирта может колебаться в пределах 2–4 млн грн. Таким образом, данный механизм вынуждает биоэтанолополучателя вынуть из финансового баланса значительную сумму денег и на время ее задержать на банковском счету, при этом еще и уплатив комиссию банка и не получив ни копейки прибыли.



Как отметили в ассоциации «Укрбиотопливо», такая процедура совершенно не соответствует европейской практике. В развитых странах попросту не относят биоэтанол к подакцизным товарам, поэтому после проверки денатурации продукта никто не требует дополнительных финансовых гарантий уплаты акциза. При этом в Старом Свете практикуют задержку уплаты налога на время отгрузки и реализации товара. То есть компания-спиртовик не оплачивает налог, пока не получит выручку за проданный спирт. После того как ее клиент оплатил поставку, она перечисляет налоги и забирает свою прибыль. В это же время налоговики могут контролировать объемы произведенного и отпускаемого биоэтанола без режима склада. Такой подход является не просто более толерантным по отношению к производителю, но и экономически обоснованным.



Двойной джеб по альтернативе

После того как биоэтанол или КМТА были произведены и отгружены с завода, налоговые трудности продолжают портить жизнь, но теперь уже топливной компании, которая купила эти продукты. Чтобы изготовить альтернативный бензин, она должна купить нефтяные низкооктановые легкие фракции, уплатив при этом акциз на уровне €202/т. После получения смесевого топлива эта же компания обязана уплатить еще один акциз в размере €99/т (как за новый подакцизный товар). Таким образом, альтернативные бензины, которые на стеле должны стоить дешевле нефтяных аналогов, подвергаются двойному налогообложению и теряют свою привлекательность для рынка. По данным ГФС, с введением акциза на альтернативное топливо бюджет с августа по декабрь 2014 года получил 40 млн грн, а с января по октябрь 2015 года — 168 млн грн. Доля альтернативы на рынке моторных топлив составляет менее 1%, что говорит о необходимости развития таких видов топлива.



Остается еще много других неразрешенных вопросов. Например, для биоэтанола как подакцизного товара Налоговым кодексом предусмотрен режим акцизного склада. На этом складе (спиртзаводе) должны присутствовать посменно несколько налоговиков, зарплата которых составляет около 2500 грн/ мес. При этом перед их глазами ежедневно проезжают автоцистерны со спиртом стоимостью в миллионы гривен. Как с юмором отмечают источники на рынке биотоплива, фискалы, которые начинали работать на пункте пропуска на акцизном складе в потертых штанах, покидали свой пост уже на новых автомобилях.



Все еще неразрешенными остаются вопросы отсутствия отдельной лицензии на производство биоэтанола, правовая несогласованность терминов (Минагрополитики предлагает использовать понятие «топливный этанол»), запрет на одновременное производство этилового спирта и биоэтанола на одном предприятии и др.



Мнимая либерализация

Чтобы решить многие недочеты налогового законодательства, 26 октября в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №3357 «О внесении изменений в Налоговый кодекс касательно налоговой либерализации». Этот документ разработала группа народных депутатов во главе с Ниной Южаниной (представитель «Блока Петра Порошенко», глава парламентского комитета налоговой и таможенной политики). Этим проектом парламентарии предложили взимать акциз не с тонны топлива, а с литра. В частности, новая редакции кодекса предлагает ввести для альтернативного бензина акциз в размере €74,25/тыс. л. Для бензина (экологического класса Евро-5) предложенная ставка составляет €151,5/тыс. л, а для такого же дизельного топлива — €110,88/тыс. л. Отметим, что значение ставок законодатель не меняет, лишь переводит их в евро за 1 тыс. л, использовав среднюю плотность топлива. Важно подчеркнуть, что для спирта этилового с концентрацией более 80% (в том числе денатурированного), который относится к товарной группе 2207 УКТ ВЭД, в данному документе предложено использовать ставку в размере 81,11 грн/л.



Законодатели также намерены ввести акциз на КМТА и другие присадки, например толуол, ксилол и, что наиболее важно, вещества группы 3811 (антидетонаторы, антиоксиданты и др.) на уровне €151–216/тыс. л. Увеличивая ставку для спиртов, этот законопроект делает невозможным использование КМТА и прочих добавок для альтернативного топлива. А принцип авансовой уплаты акциза на сырье убивает производство альтернативного топлива и частично отечественной нефтепереработки. Интересным остается только его импорт, когда действительно сохранится ставка €99.



Кроме того, была разработана ст. 231 Налогового кодекса, предусмотривающая механизм акцизных накладных. Сама акцизная накладная — это электронный документ с электронной подписью, в котором указывается код товара согласно УКТ ВЭД, описание товара и его объем в литрах. Законопроект определяет меру расчета топлива в литрах, приведенных к 15°С, причем этот же показатель должен использоваться в первичной бухгалтерской документации.



Этот документ должен будет составляться в день реализации топлива. При использовании ТРК на АЗС или АГЗС, акцизная накладная должна составляться в день заправки независимо от того, когда происходит переход права собственности. Регистрация этих накладных должна быть осуществлена не позднее 15 дней после их составления. По мнению нардепов, система электронного администрирования должна будет обеспечить автоматический учет произведенного и импортированного топлива, остатков, реализованных объемов, сумм уплаченного акциза.



Кроме того, данная законодательная инициатива предусматривает усиление санкций за ведение теневого бизнеса (ст. 117). Так, предлагается ввести штраф в размере 100% от стоимости реализованного топлива в случае продаж такого топлива без регистрации компании как плательщика акцизного налога. Этими нормами законодатель хотел усложнить жизнь контрабандистам и другим недобросовестным трейдерам. Однако эта же норма, при которой отечественный производитель должен авансом платить акциз на все составляющие любого вида топлива, делает товар неконкурентным как для внутреннего потребления, так и для экспорта. Также законом не предусмотрена возможность компенсации акцизов при экспорте, а также если новый продукт имеет меньший акциз, чем было ранее уплачено за компоненты.



В заключение анализа данного законопроекта отметим, что, хотя в названии документа и упоминается слово «либерализация», которое подразумевает снижение уровня государственного регулирования и увеличение степени свободы для ведения бизнеса, его содержание противоречит подобному определению. Ярким примером усиления госконтроля станут акцизные накладные и акцизные посты у всех производителей топлива, а также химических продуктов. К тому же в документе отсутствует механизм возврата ранее уплаченного акциза в случае экспорта топливного продукта (в 2014 году экспорт нефтепродуктов составил более $530 млн), не упомянуто ни слова о том, как разрешить вопрос более высокого налогообложения альтернативного топлива отечественным производителем по сравнению с импортом, не устраняется дискриминационный механизм векселей для биоэтанола.



Фискальный стоп-кран

Альтернативный вариант к налоговой реформе Нины Южаниной на сегодня разрабатывается в Кабинете министров. Одним из ее элементов стал опубликованный на сайте ГФС законопроект «О внесении изменений в Налоговый кодекс и некоторые законодательные акты касательно улучшения администрирования акцизного налога». В этом документе был предложен термин «биоэтанол» как спирт этиловый обезвоженный денатурированный, что попадает в товарную позицию 2207 20 00 10 согласно УКТ ВЭД. К этой позицию предложено отнести и спиртосодержащие добавки к топливу на основе биоэтанола. Для всех этих товаров была предложена ставка налога в €70/т.



Кроме того, авторы данного проекта в новой редакции ст. 217 Налогового кодекса предложили механизм устранения двойного налогообложения подакцизных товаров. Так, при производстве альтернативного бензина акцизный налог для компании-производителя будет уменьшен на сумму уже уплаченного акциза за нефтяной октан. Однако в случае, когда уплаченные налоги за сырье (нефтяной бензин) будут превышать сумму налога за готовый смесевой продукт, разница со стороны ГФС возмещаться не будет, что приведет к тому, что сумма реально уплаченного акциза для альтернативного топлива отечественными производителями будет выше, чем при импорте готового продукта.



По мнению ассоциации «Укрбиотопливо», предложенная ставка в €70/т для биоэтанола — это уже некий прогресс в подходах налоговой и Минфина, однако отрасль будет продолжать просить министерства и депутатов имплементировать европейский опыт и нормы, согласно которым весь денатурированный спирт и компоненты на его основе не облагаются акцизом. А также реализовать право производителя биобензина на получение биоэтанола в режиме «приостановки оплаты акциза».
Материалы по теме