Дмитрий Сидоров, Александр Сиренко




Отползая в тень

Сразу было понятно, что «камикадзе» в правительстве Арсения Яценюка в вопросе нового акциза потерпят фиаско. Как только с 1 января 2015 года для розничной торговли нефтепродуктами был введен дополнительный акцизный налог в размере 5%, большинство операторов заговорили о том, что такой шаг вызывает лишь одно желание — не декларировать все объемы продаж и, следовательно, не спешить с уплатой всех налогов. Ввиду наличия и без того немалой фискальной нагрузки на 1 л продаваемого на АЗС бензина или дизельного топлива (20% НДС, акциз для импортера или производителя, налог на прибыль) дополнительный сбор только ухудшил положение и подстегнул развитие теневого сегмента рынка. Чего только стоит пример Киева с бурным развитием стихийной торговли сжиженным газом, где «кочующие» АГЗС, не имея разрешительных документов и не придерживаясь требований техники безопасности, активно ищут более «рыбные» места. Давать чек при этом оператор считает просто «непрестижным», что уж говорить об уплате налогов. Кроме полного игнорирования законодательства работа в тени чревата также развитием «гаражной нефтепереработки» и крупными проливами фальсификата.



Господа реформаторы попытались успокоить негативные предчувствия операторов еще одним новшеством — введением акцизных складов. Напомним, что они должны были заработать на территории нефтебаз производителей нефтепродуктов с 1 апреля. Их суть состоит в непосредственном контроле всего учета и оборота нефтепродуктов сотрудниками налоговой инспекции. Фактически эта норма коснулась только официальных производителей топлива: ПАО «Укртатнафта» и ПАО «Укргаздобыча». А что делать с другими нефтебазами и другими «производителями»? При этом отметим, что среди вышеупомянутых компаний только «Укргаздобыча» подтвердила свою готовность к работе акцизных складов на ее нефтебазах. Так, в госкомпании был проведен инструктаж среди работников, выделены комнаты для сотрудников налоговой инспекции, подготовлена необходимая документация. Следуя логике чиновников, для полного контроля всех нефтепродуктов необходимо выделить штатного инспектора на каждый резервуар в стране. В сухом остатке получаем первый результат введения розничного акциза: теневой рынок начинает подымать голову.



Paper fighting

Чтобы не оперировать одними лишь предположениями, НефтеРынок обратился в Министерство финансов с вопросом о сумме собранного акцизного розничного налога на нефтепродукты за первый квартал. В ответ финансисты ловко сослались на Государственную казначейскую службу. По ее данным, за январь-февраль было собрано 352,9 млн грн со всех подакцизных товаров. Информации по каждой группе товаров отдельно (например, только по нефтепродуктам) там не оказалось вовсе. Выходит, Минифин, разработавший изменения налогового законодательства, даже не обладает подробной информацией о том, как его инициативы воплощаются в жизнь. Следовательно, не стоит удивляться таким нелепым и попросту губительным нововведениям, как увеличение ренты для нефте- и газодобывающих компаний. Напомним, автором и активным лоббистом последних выступал уже бывший замминистра финансов Денис Фудашкин, который, так и не увидев положительного эффекта от собственных инициатив, покинул министерство и наверняка не думает о персональной ответственности за содеянное.







Впрочем, отсутствие понимания, сколько должно быть уплачено акциза и сколько его поступило на самом деле, совершенно не пугает служащих Минфина. В своем ответе НефтеРынку они смело прогнозировали поступления от розничного акциза на продажи нефтепродуктов в местные бюджеты на уровне 2,6 млрд грн в 2015 году.



Более того, позиция Минфина оказалось еще «цветочками». «Ягодкой» стал уровень компетентности (а точнее ее отсутствия) чиновников в Государственной фискальной службе (ГФС). Отметим интересную деталь: в ГФС нам посоветовали обратиться сотрудники Минфина, объясняя это тем, что только налоговики обладают полной информацией по администрированию налогов. Но на вопрос о суммах собранного акцизного налога на нефтепродукты сотрудники ГФС дерзко отписали, что, в соответствии с приказом вышеупомянутого Минфина №11 от 14 января 2011 года, все поступления от акцизного налога на розничную торговлю засчитываются общей суммой на код бюджетной классификации 1404000 «Акцизный налог с реализации субъектами розничной торговли подакцизными товарами». Далее в пресс-службе ГФС сослались на закон «О доступе к публичной информации» и сказали, что, поскольку изначально не была собрана отдельная информация по акцизу от продаж нефтепродуктов, специально для СМИ этого никто делать не будет. При этом чиновники отметили, что только готовая информация подлежит свободному доступу, указав, что данные «требующие глубокой аналитической работы», могут получать только другие госорганы, например Генеральная прокуратура. Если следовать логике фискалов, получается, что деятельность прокуратуры является более значимой и весомой, чем право читателей НефтеРынка (как налогоплательщиков) на получения информации о том, кто же все-таки и сколько платит розничного акциза.



Проще говоря, сотрудники ГФС отказались вычленить сумму платежей от розничного акциза с продаж нефтепродуктов среди остальных подакцизных товаров (сигарет и алкоголя). Они также отказались предоставлять информацию о конкретных компаниях и суммах уплаченного ими налога. Отметим, что такая информация могла бы пролить свет не только на то, кто и сколько уплатил налога, но и, что более важно, на то, кто и сколько не уплатил. Такая позиция чиновников наталкивает на мысль об умышленном сокрытии информации от общественности, соответственно, о коррупции в рядах ГФС. По всей видимости, пример Сергея Курченко, который не взлетел бы на олимп рынка без «слепых» налоговиков и таможенников, для нынешних сотрудников ГФС не является показательным.



Прозрачное Прикарпатье

Практически единственным ведомством в Украине, предоставившим информацию о количестве собранного розничного акциза, стало Главное управление ГФС в Ивано-Франковской области. По их информации, в первом квартале этого года в местные бюджеты поступило 34,8 млн грн от уплаты розничного акциза на все подакцизные товары. При этом от продаж нефтепродуктов местные бюджеты получили 20,6 млн грн. Воспользовавшись опубликованными данными Государственной службы статистики по объемам розничной реализации в январе и феврале 2015 года по Ивано-Франковской области, средними розничными ценами на бензины, ДТ и сжиженный газ в январе и феврале (по данным компании UPECO), а также официальным письмом-разъяснением от ГФС по практическому применению норм Налогового кодекса для расчета розничного акциза, удалось подсчитать, что только за январь и февраль налоговики ИваноФранковской области должны были собрать около 23,1 млн грн. налога. Следовательно, полученные 20,6 млн грн за целый квартал подтверждают предположение о том, что рынок ушел в тень. Несложно подсчитать, что в масштабе всей страны многострадальный украинский бюджет в первом квартале должен пополнится минимум на 1,1 млрд грн с рынка нефтепродуктов.



Толкая на преступление

В итоге имеем явный просчет госуправленцев. Правительство, практически полностью возложившее бремя уплаты акциза с продаж нефтепродуктов на простого потребителя топлива, успешно добилось не наполнения бюджета, а сыграло на руку тем игрокам, которые не сообщают о своих реальных проливах фискальным органам. А поскольку они используют рыночную цену на топливо, в которую уже добавлен новый акциз, эти игроки смело забирают потенциальные бюджетные поступления себе в карман. Такое положение дел губительно для прозрачной реализации. Оно уничтожает всякие стимулы для добросовестной конкуренции на рынке.



НефтеРынок продолжит внимательно следить за ситуацией вокруг розничного акциза на нефтепродукты и рассчитывает на полный ответ ГФС Украины.
Материалы по теме