Ультиматум нефтяники озвучили в четверг, 3 декабря, во время неформальной встречи с министром топлива и энергетики Юрием Проданным. В этот же день проходило очередной заседание так называемой экспертно-аналитической группы (ЭАГ) при Кабмине, которое является вполне официальным мероприятием. Впрочем, удивляться не стоит — ЭАГ давно превратилась в неформальный клуб общения чиновников и представителей крупнейших нефтетрейдеров, которые за закрытыми дверьми решают судьбу отрасли. Неназванные в прессе компании передали через профильного министра письмо премьеру Юлии Тимошенко, в котором попросили ее взять под личный контроль расследование деятельности нефтяных структур «Привата».



Поводом для ультимативных заявлений стало начало выпуска Кременчугским НПЗ компонентов бензинов КБ-92 и КБ-95, которые, согласно заключению Киевского института потребэкспертиз, являются аналогами товарных бензинов А-92 и А-95, но с несколько сниженными потребительскими характеристиками. Продажа этих топлив на «приватовских» АЗС, по словам некоторых заинтересованных экспертов, бьет по госбюджету, так как топливные компоненты облагаются акцизами по сниженным ставкам. Какое отношения это имеет к ситуации на рынке, непонятно. О начале выпуска заводом топливных компонентов стало известно еще в середине осени. При этом ценовой разрыв между «приватовскими» АЗС и среднерыночной ценой за все это время не увеличился.



Судя по всему, топливные эксперименты Кременчуга дали «элитному» клубу нефтетрейдеров возможность объяснить собственные проблемы с бизнесом влиянием неких «темных сил». Несмотря на то что компании, обратившиеся к премьеру за помощью, себя не называют, вычислить их не сложно. Рискнем предположить, что в их числе такие «активисты» ЭАГ, как WOG, «Лукойл», ОККО, Shell и, конечно же, «УТН-Восток». На долю этих структур приходится примерно пятая доля рынка (по количеству АЗС), наряду с «Приватом» они являются основными тренсеттерами на нем. Разница между ними и «приватовскими» сетями только в одном: если «Приват» стоит ниже среднерыночной цены на 20–40 коп., то эти компании — выше. Если же исключить указанные компании из формулы расчета средней величины, которая благодаря им заметно увеличивается, то превышение окажется еще более значительным.



Расчеты показывают, что логика ценообразования большинства мелких и средних операторов, занимающих около 50% рыночной доли, зачастую куда ближе к логике «Привата», нежели других ведущих ритейлеров. Демпингом цены на стелах АЗС «Альфа-Нафты», «Укрнафты», «Авиаса» и других кажутся лишь на фоне ценников Shell, WOG или ОККО. Усилиями этих и других участников ЭАГ в мае из формулы расчета индикативных цен на нефтепродукты было полностью исключено ценообразование на украинских НПЗ. С тех пор ценовые коридоры ориентируются исключительно на котировки европейского агентства Platt’s, другими словами — на цены импорта. А летом этого года Минтопэнерго и вовсе прекратило публиковать расчетный коридор, чтобы «не расстраивать» автомобилистов и не давать лишней пищи для размышлений аналитикам.







Увлеклись импортом

Многие из перечисленных компаний в свое время сделали ставку на замещение отечественного топлива импортом — более качественным, но при этом значительно более дорогим продуктом. Но формульный маховик раскручивания инфляции в топливном сегменте позволял перекрыть любые логистические затраты. Вопреки здравому смыслу топливо с завода Orlen Lietuva в Литве начало поставляться в отдаленные регионы Западной Украины и даже Крым. Импортные бензины и ДТ быстро заполнили не только нишу премиальных топлив, но и полились из колонок с некогда стандартным А-95. Так, «Галнафтогаз» со своей сетью ОККО в 2008 года не только презентовал новый бензин Pulls на основе литовского продукта, но и заявил о переходе исключительно на «пятый» импортного производства. За стремительным увеличением качества импортных топлив не поспевал ребрендинг сетей-импортеров. Так, и Orlen Lietuva, и «Ромпетрол» с начала этого года производят бензины исключительно стандарта Евро-5, тогда как стелы (например, сетей КЛО) все еще оборудованы табличками «Супер» (Евро-4).



Повальное увлечение импортом понять просто. На более дорогом продукте выше маржа, а значит, и прибыль трейдера. Но украинский рынок оказался не готов доплачивать за качество продукта, особенно в условиях кризиса, и отчаянная попытка некоторых трейдеров навязать потребителю дорогой продукт откровенно провалилась. С точки зрения поставок импортного товара сегодня куда предпочтительнее выглядит топливо Мозырского НПЗ, который сохранил возможность отпуска продукта стандарта Евро-4, да и транспортное плечо у белорусов короче, чем у литовцев. Частный дом престарелых европейского уровня senelių globos namai.



Безусловно, это заставляет нер­вничать главу представительства Orlen Lietuva Игоря Майстренко. На прошлой неделе он неожиданно присоединился к хору недовольных. По словам Майстренко, украинские импортеры жалуются на снижение продаж, а трейдеры уже сомневаются в способности обеспечить прежний уровень закупок литовского продукта. Это заявление резко диссонирует с ноябрьским заявлением холдинга Orlen Lietuva об увеличении поставок в 2010 году до 600 тыс. т. А в начале года литовская компания и вовсе прогнозировала, что на долю ее поставок придется 50 % всего топливного импорта Украины. Сейчас идет кампания подписания новых терм-контрактов с украинскими трейдерами и, судя по словам Майстренко, проходит она не совсем гладко. Уже в следующем году доля импортного топлива может значительно упасть, и рынок вновь повернется лицом к отечественным НПЗ.



Резкое падение спроса, которое «съело» часть маржи нефтетрейдеров, делает импорт уже не столь привлекательным, как раньше. Похоже, для апологетов импорта наступило своеобразное прозрение, за которым и последовали письма премьеру с ультимативными требованиями.



«Приват» отпущения

Но вернемся к проблеме демпинга. Как любят говорить в Антимонопольном комитете: «Заниженные цены — такое же зло, как и завышенные». Да, «приватовские» АЗС демпингуют, но к Кременчугскому НПЗ это не имеет никакого отношения. Чего стоит только проблема заниженных цен на нефть, продаваемых с аукционов, о которой не раз писал НефтеРынок. Тот же АМКУ пока не проявил особого рвения в расследовании фактов занижения цен на нефть, продаваемой с этих аукционов. По крайне мере, результатов не видно. В любом случае, как сказал современник, «мухи — отдельно, котлеты — отдельно». «Приватовская составляющая» лишь частично объясняет просчеты бизнес‑модели крупнейших украинских нефтетрейдеров.



Одни, прикрываясь обновленной (без внутреннего производства) формулой ЭАГ, устанавливали изначально завышенные цены на нефтепродукты. Отдельные игроки, такие как Shell или «Лукойл», даже при продаже отечественного топлива умудрялись задирать цены на 15–25 коп./л. Видимо, в компаниях это считают своеобразной платой за бренд. Другие, игнорируя рыночные тенденции, наращивали поставки дорого импортного продукта, который в итоге оказался не востребован украинским потребителем.



КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Стало известно о намерении и. о. главы Антимонопольного комитета Александра Мельниченко выступить на сомнительной конференции по рынку нефтепродуктов с докладом «О концепции усовершенствования подходов органов Антимонопольного комитета к рынку моторного топлива и инициативах комитета по изучению деятельности Platt’s». Пока АМКУ лишь «разрабатывает» подходы», российская ФАС уже обсуждает с нефтяниками новую формулу цены на нефтепродукты (об этом читайте в следующих номерах). Как АМКУ собирается изучать деятельность американского агентства Platt’s c центральным офисом в Нью-Йорке, для нас загадка. Лучше бы комитет изучал не Platt’s, а деятельность экспертно-аналитической группы с ее закрытыми заседаниями, неопубликованными коридорами и до неприличия неформальными встречами.
Материалы по теме