Проблемой недобросовестного копирования элементов дизайна АЗС НефтеРынок занимается давно. В нашей стране использование подобной практики не является массовым, ведь Украина находится в каком-никаком правовом поле. Другое дело так называемые серые зоны, к примеру непризнанная Приднестровская Молдавская Республика или субъект РФ Республика Дагестан, где копирование фирменных АЗС — повсеместное явление. В Украине с незаконным использованием элементов фирменного дизайна можно бороться и добиваться восстановления нарушенных прав, в том числе через суд, а в серых зонах это практически бесполезно. Тем не менее мы решили осветить проблему и указать на нарушения с надеждой, что собственники «скопированных» АЗС задумаются и прекратят подобную практику.

 

Мультибрендовый Дагестан

Instagram — один из лучших инструментов для журналистских расследований. В процессе серфинга по Сети редакция наткнулась на компанию Rekoil из Республики Дагестан. У компании нет официального веб-сайта, и информация о ней весьма ограниченна. Известно, что фирма занимается проектированием и реконструкцией АЗС, а также созданием дизайна и разработкой стиля. Республика Дагестан — это не ближний свет, и НефтеРынок не обратил бы на эту компанию внимания, если бы не заметил, что она в своих проектах использует элементы, повторяющие дизайнерские решения украинских сетей АЗС.

В частности, мы подметили копирование элементов дизайна сети АЗК ОККО, а также проект заправки DAGNEFTEPRODUCT (DNP), выполненный по образу и подобию украинской ANP. Естественно, редакция пыталась связаться с представителями компании Rekoil, чтобы они прокомментировали данное сходство, но ответа не последовало. Более того, компания, видимо, получив сигнал о расследовании, закрыла доступ к своим страницам в социальных сетях. 

В сети АЗК ОККО на подобный факт копирования их фирменного дизайна отреагировали спокойно. Глава департамента коммуникаций «Концерна Галнафтогаз» Ярослава Полякова отметила, что за почти 20 лет работы на рынке Украины со случаями нарушения интеллектуальных прав компания сталкивалась редко и, как правило, удавалось решать проблемы в досудебном порядке, через обоснованные требования устранить факты нарушений.

«В Украине, как правило, такие случаи касались копирования отдельных визуальных элементов нашего рекламного стиля или интерьерного оформления. Были случаи копирования и за пределами нашей страны. Некоторые операторы, например, использовали такие же цвета в оформлении и т. п. Но копировать элемент не значит копировать бренд, потому что за ним стоит значительно больше, чем “цвет”. За ним — люди, качественный продукт и сервис, репутация. Это скопировать невозможно», — рассказала Полякова.

В любом случае в Дагестане копируют не только украинские АЗК (это скорее модный тренд). В обзоре «Поддельный Дагестан» российский блогер Илья Варламов сделал фото АЗС, скопированных у британской BP, итальянской Agip, российских «Лукойла», «Роснефти», «Газпром нефти», «Башнефти», ТНК и др. Блогер отмечает, что в Дагестане большинство заправок работают нелегально: по данным 2015 года, из 621 АЗС лицензии Ростехнадзора имеют только 173 станции. Кроме того, в республике большое количество незаконных мини-НПЗ. Подобная ситуация, по словам Варламова, сложилась и в других республиках Кавказа.

Приднестровский дизайн

Проблема незаконного копирования украинских АЗК также остро стоит и в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике. В ПМР существует сеть АЗС-двойников, которые копируют брендовый стиль украинских и российских операторов. В частности, здесь работают 14 АЗС под брендом АМС, внешний вид которых похож на дизайн «Лукойла». Сходство можно заметить на указателях въезда на станцию и ТРК, облицовке мест выдачи топлива, униформе заправщиков и других элементах.

Интересно, что на станциях АМС, согласно сообщениям пресс-службы, можно приобрести топливо производства разных производителей, а именно: Румынии — SC Rompetrol Rafinare SA; Литвы — AO ORLEN Lietuva; Болгарии — Lukoil Neftohim Burgas; Беларуси — Мозырский НПЗ, ОАО Нафтан.

В партнерах приднестровской АМС числится АЗС ILAND, экстерьер которой очень похож на дизайн украинского оператора ОККО. В частности, такую копию можно увидеть в Слободзейском районе, в с. Парканы, на автодороге Бендеры — Тирасполь. Элементы заправок «Галнафтогаза» присутствуют на облицовке ТРК, стеле, фризе и на магазине ILAND. Примечательно, что приднестровский оператор сделал даже попытку скопировать неизменный атрибут ОККО — грифона, — установив его изображение на стеле.

Отметим, что сеть АЗК АМС, судя по бизнес-справочникам Приднестровья, управляется ООО «ТриСтар». Директор — Леонтьева Татьяна Васильевна. АЗС ILAND принадлежат ООО «Тиройл Трейд» под управлением Гарбара Руслана Борисовича.

 

Можно ли бороться?

В Украине и странах СНГ лидером в сфере разработки и производства рекламного оборудования для автозаправочных станций является компания VDS. Она реализовала более 5 100 проектов по оформлению АЗС и автоцентров в Восточной Европе, Закавказье и Средней Азии. Компания выполняет весь спектр работ от поиска идеи и разработки фирменного стиля до серийного производства, монтажа и сервисного обслуживания. Объекты VDS можно увидеть в Беларуси, Украине, Казахстане, России, Румынии, Грузии, Молдове, Эстонии, Польше, Латвии, Германии, Сербии и других странах. VDS имеет производство в Минске, которое работает вот уже 24-й год, при этом первоначальная специализация на рекламном оборудовании в настоящее время серьезно расширилась, и помимо основной продукции — ценовых стел для заправок, — компания производит всю линейку продуктов для АЗС, а также малые архитектурные формы для города.

Яркими и современными являются работы VDS для АЗС Rompetrol в Румынии, а также павильоны Kaz Flor, киоски и остановочные пункты в Казахстане. Компания сотрудничает с мировыми нефтяными и автомобильными гигантами: Shell, British Petroleum, Toyota, Volvo, Renault и многими другими.В Украине VDS реализовала проекты для сетей АЗК Glusco, WOG, OKKO, BVS, Marshal, SOCAR, Ultra и др.

В компании заявляют, что проблемы в области защиты интеллектуальной собственности лучше решать посредством диалога. В случае отсутствия согласия со стороны нарушителя, следующим этапом становится претензионная или даже судебная работа. При этом важно, чтобы у компании было юридически зафиксировано авторское право, промышленный образец и полезная модель согласно нормам действующего законодательства.

Блиц-интервью с директор по региональному развитию VDS Ярославом Веденцовым

НефтеРынок: Что делает ваша компания для защиты прав интеллектуальной собственности и бренда заказчика?

Ярослав Веденцов: Пользуясь опытом компаний — лидеров отрасли, мы пять лет назад начали внедрять процедуру защиты интеллектуальной собственности. Концепция проста и ясна: все, что относится к конкурентным преимуществам нашего заказчика, должно быть под защитой. У нас была принята политика в области интеллектуальной собственности и ведется планомерная работа по охране объектов ИС. Использование элементов фирменного стиля и технологических решений, найденных в процессе разработки, передается заказчику, право же на тиражирование и авторский надзор, по мировому опыту, остается за разработчиком. Наш многолетний опыт работы на отечественном и зарубежных рынках показывает: изделия, которые изготовлены без участия разработчика, уступают по качеству оригинальной продукции, поскольку производятся без соблюдения технологий и секретов производства, необходимых для надлежащего воспроизведения внешних технических и дизайнерских решений. Именно разработчик является носителем необходимых компетенций в области качества и, как никто другой, заинтересован в выпуске первоклассных изделий, заботясь о своем имидже и деловой репутации. В мировой практике такие отношения всегда строятся на партнерской основе, где разработчику делегируются функции мониторинга и контроля за качеством изделий, соблюдением единства фирменного стиля.

НР: Что является объектом ИС в отношении АЗС?

Я. В: На сегодня компания VDS единственная на рынке имеет право интеллектуальной собственности на производство стилеобразующих изделий множества самых известных сетей АЗС, которое позволяет быть представителем заказчика и защищать его право на неповторимость и уникальность. Ход фиксации прав на интеллектуальную собственность в нашем случае состоит из трех этапов-направлений: авторское право, промышленный образец и полезная модель. По общему правилу брендбук и промышленный каталог охраняются нормами авторского права.

Практически всегда наши разработки имеют критерии промышленного образца, то есть являются новыми и оригинальными, поэтому следующим этапом после фиксации авторских прав служит этап подачи на регистрацию прав на промышленный образец. В случае если разрабатывался товарный знак (называемый в Украине «знаком для товаров и услуг»), то он также может быть зарегистрирован в интересах защиты наших заказчиков от незаконного копирования конкурентами. Зачастую конструкторы при создании оригинальных форм проектируют новые решения, применимые промышленным образом, то есть являющиеся предметом для патентования в качестве полезной модели. Счет по таким решениям у нас пошел на второй десяток.

Исходя из общих правил, объекты авторского права, права промышленной собственности могут использоваться третьими лицами на основании письменного договора с правообладателем. Однако наши разработки не единожды были скопированы без договорной основы. Каждый случай копирования разработок кем-либо имеет множество возможностей правильной продуманной стратегии работы. В ситуации, когда отсутствует заказчик, мы привлекаем юридические компании, специализирующиеся на защите прав интеллектуальной собственности.

НР: Насколько сложно технически повторить элементы дизайна на АЗС? Можно ли прийти к профильному подрядчику и сказать: «Вот, хочу так же, как на WOG/BVS/ОККО». Или это невозможно ввиду необходимости иметь специальное оборудование?

Я. В: Для защиты прав интеллектуальной собственности, помимо вышеназванных вариантов, перспективным является также сохранение некоторых деталей в тайне — так называемая конфиденциальная либо нераскрытая информация, или ноу-хау. Элементы дизайна АЗС (как и любую оригинальную разработку) сложнее всего воплотить в жизнь впервые. В нашем опыте каждый день возникают ситуации, когда нарисован интересный и перспективный эскиз либо возникла чудесная идея для создания того или иного элемента АЗС и необходимо попробовать создать продукцию. На этом этапе нужно испробовать десятки вариантов исполнения, продумать сотни нюансов и создать пилотный объект, который требует еще и испытаний — этот сложнейший этап могут пройти единицы. Затем, после того как сделаны первые «пилоты», начинается серийный выпуск. Повторить изделие на серии могут некоторые компании рынка, на котором работает VDS. При этом возможны даже запросы типа: «Вот, хочу такое же, как на WOG/BVS/ОККО». И тогда без защиты интеллектуальной собственности не обойтись.

НР: В каких странах чаще всего копируют ваши наработки? Какие элементы копируют? Как вы на это реагируете?

Я. В: Наши разработки копируются во всех странах СНГ, при этом наименее остро проблема стоит в Беларуси. Копирование разработки бывает верхом беззакония, когда не меняется ничего, также случаются попытки скрыть нарушения, то есть переделать часть названия, цветовые решения и (или) элементы конструктивной части. В таких случаях необходимы переговоры, затем, если эффекта нет, претензионная или даже судебная работа. Наша практика показывает, что в случае нарушения закона возможен даже демонтаж. В прошлом году мы получили опыт демонтажа элементов рекламы (стел и части световых табло) у компании-должника в России. Практику демонтажа контрафактной продукции, к сожалению, придется также нарабатывать нашим юристам в сфере интеллектуальной собственности. Эта практика требует месяцев и лет усилий для того, чтобы у недобросовестных лиц появилась уверенность: закон существует не только на бумаге, а и на деле.

Материалы по теме