Россия — мировой лидер добычи углеводородов. Еще в 2000 году первенство в объемах изымаемой нефти принадлежало Саудовской Аравии. С тех пор российская добыча прибавила 56%, что эквивалентно 182 млн т сырья в год. Это способствовало увеличению переработки. Суммарный рост ее объемов составил 76 млн т/год (43%). Произошло это на фоне 15-процентного падения в Европе. Мощность систем «Транснефти» за этот период возросла на 126 млн т (119%). Таким образом, количественные показатели привели к качественному увеличению переработки и улучшению экспортной инфраструктуры страны. Downstream выглядит наиболее предпочтительным каналом для индустрии. Прежде всего потому, что при сырьевых возможностях России переработка дает максимальные прибыли. Уже сегодня доля перерабатывающего сегмента в РФ достигла 50% в распределении сырья. В 2011 году 259 млн т нефти было направленно на НПЗ. В 2010 году объем переработки увеличился на 9,94 млн т (4,6%), а в 2011-м еще на 3,5 млн т (3,5%) (см. график 1).



Согласно прогнозам на ближайшее будущее, объемы перерабатываемого сырья будут неуклонно расти. Опираясь на развитие заводов и существующие проекты расширения мощностей, Сергей Лукьянов сообщил о 37 млн т/год прироста объемов до 2015 года. Так, развитие предприятий «Роснефти» позволит увеличить добычу с существующих 50 млн т/год (2011) до 62 млн т/год (2015). ТНК-ВР планирует нарастить этот показатель с 35,1 млн т/год (2011) до 38,5 млн т/год.



Несмотря на повергающие в шок украинскую реальность перерабатывающего сектора цифры, эти объемы не удовлетворяют растущий спрос на отдельные группы нефтепродуктов даже на внутреннем рынке. Уже много было сказано о прошлогоднем дефиците бензинов в крупнейшей добывающей стране, но причины по-прежнему называются самые разные. Безусловным остается тот факт, что на сегодняшний день отрасль отстает по многим направлениям. В частности, ключевой показатель глубины в 2011 году составил 72%, причем со времен распада СССР он возрос всего на 4%. При этом среднемировой уровень составляет 90%. Низким остается индекса Нельсона: в 2011 году он составил 4,4 (в 1991 — 4,2) против 6,7 общемирового уровня.



Общая картина состояния дел в отрасли вытекает из оценки сложности российских НПЗ. Существует несколько подходов к ее определению. Одним из них является способ сопоставления отношения объемов вторичной переработки к первичной. Согласно такому методу, 14 (59%) российских заводов можно отнести к категории сложных и 13 (41%) — к простым. У трех заводов — Афипского, Краснодарского и Марийского — вторичный технологический процесс совсем отсутствует. Лидер же, «Уфанефтехим», находящийся в собственности «Башнефти», имеет долю вторичных процессов на уровне 134%, что также нельзя назвать эталонным показателем. Всего же только три НПЗ имеют вторичный объем, превышающий первичный. Это еще одно предприятие «Башнефти» — Уфимский НПЗ, а также «Газпром нефтехим Салават».



При этом будет заблуждением думать, что переработка нефти в РФ стоит на месте и растет только объем перерабатываемого сырья. Ситуация в корне иная. Отдельные заводы, как известно, ежемесячно производят миллионы тонн топлива стандартов Евро-4 и Евро-5.



Рост добычи и переработки сырья изменит структуру наполнения российской «трубы». Так, по экспертным оценкам ТНК-ВР и «Транснефти», в 2012 году свободная мощность экспортной трубы составит порядка 57 млн т/год. К 2015 году этот показатель возрастет практически вдвое, до 109 млн т/год. Помимо внешних причин — сокращения поставок через Одессу и Южный (19 млн т/год), предполагаемого закрытия Туапсе (5 млн т/год) и снижения транзита из Казахстана и Азербайджана, основное влияние на рост экспортных мощностей оказывает увеличение нефтепереработки. Уменьшение загрузки трубы связано не только с проростом доли объемов сырья, которые отправятся на НПЗ, но и с тем, что новые мощности по переработке приведут к сокращению экспорта продуктовых полуфабрикатов (ВГО, мазут, нафта).



Медвежья шкура

Переработка — убыточна. Истин­ное утверждение для Украины, имеющее, впрочем, иной облик у больших соседей. Оценивая ситуацию, имевшую место в 2005-2010 годах, Лукьянов называет переработку наиболее выгодным каналом. В 2004-м правительство РФ установило более низкие пошлины на экспорт мазута и других темных нефтепродуктов. Основной целью тогда было поднять объем переработки на уровень до 2004 года и обеспечить поставку достаточного количества бензина в соответствии со спросом на внутреннем рынке. Иными словами, увеличить количество светлых нефтепродуктов, особенно бензинов, с учетом роста внутреннего потребления. Однако эта инициатива отнюдь не толкнула НПЗ к фундаментальной модернизации мощностей. Вместо этого она дала жизнь большому количеству мини-НПЗ, которые преимущественно превращают нефть в темные продукты, отгружаемые на экспорт. Таким образом, переработка поддерживалась налоговыми субсидиями. Когда пошлина на светлые нефтепродукты составляла 72%, а на темную группу — 39%, рост цены на нефть только увеличивал субсидии в переработку. Вплоть до цены Urals в $40/барр. она была защищена от низкой маржи. Исходя из такой ситуации на заводы направлялись максимальные объемы нефти, что соответствовало стратегии удовлетворения спроса на светлые нефтепродукты.



Новая тарифная система, которая была введена в октябре 2011 года, ведет к снижению нетбэка переработки. Расчеты, представленные Сергеем Лукьяновым, указывают на то, что сложные НПЗ сохраняют финансовую привлекательность перед экспортом сырья в отличие от простых заводов (см. график 2). Опираясь на эти цифры, мы видим, что нетбэк при «60-66» для сложных заводов снижается с $395/т до $373/т, однако сохраняет преимущество в $13/т перед наиболее выгодным потоком на экспорт. В то же время простые НПЗ попадают под необходимость сложной конкуренции с экспортом. Данная политика в своей основе имеет недвузначную цель — заставить владельцев заводов активно инвестировать в модернизацию своих предприятий. Простые НПЗ, по оценке эксперта, потеряют около 22% от налоговой субсидии, имевшейся до перехода к режиму «60-66». Для сложных НПЗ этот показатель составит только 9%. Тем не менее все заводы одинаково потеряют от повышения цен на нефть на внутреннем рынке вследствие снижения уровня экспортной пошлины на нефть. Таким образом полный эффект от нового режима в значительной степени будет зависеть от цен на сырье. При цене Urals на уровне $100/барр. и выше существенного снижения объемов переработки не произойдет. Однако снижение стоимости этого сорта хотя бы на $20/барр. уже способно оказать негативное влияние на более простые НПЗ. Таким образом, уровень цен на нефть при новом налоговом режиме становится ключевым фактором, позволяющим частично компенсировать ущерб от введения более жестких пошлин.



Следовательно, наиболее неблагоприятным для НПЗ будет следующее сочетание факторов: высокая доля темных нефтепродуктов, удаленность от экспортной инфраструктуры (дополнительные транспортные расходы) и отсутствие доступа к нишевым или премиальным локальным рынкам (поставка на бункеровку, металлургическим предприятиям и т.д.).











Анализ Лукьянова показывает, что режим «60-66» в сочетании с пошлиной на нафту на уровне 90% от нефтяной наносит существенный урон экономике мини-НПЗ. Для заводов с выходом всего двух продуктов он приведет к отрицательной марже переработки, которая вынудит их закрыться. Мини-НПЗ с выходом трех продуктов потеряют около $5/барр. от маржи. Общее же ухудшение по всему сектору мини-НПЗ составит около $3/барр.



Возможно ли существенное падение производства нефтепродуктов из-за таких снижений в секторе мини-НПЗ? По мнению Сергея Лукья­нова, при существующих ценах на нефть существенного падения объемов переработки не предвидится. Сни­жение возможно на 1,5-2 млн т/год ввиду возможного закрытия наиболее примитивных заводов. Количество мини-НПЗ в РФ варьируется от 80 до 200. Объем переработки на этих предприятиях в 2011 году вырос на 24% и практически достиг 10 млн т/год. В эту цифру не включены Новошахтинский НПЗ (2,6 млн т) и Антипинский НПЗ (4,1 млн т). Оце­ночные потери в выходе нефтепродуктов составят порядка 1 млн т/год мазута и 500 тыс т/год нафты.



Ключевым для российского рынка остается бензиновый вопрос. Его экспорт в 2011 году увеличился. Стимулом стали более высокие цены на международных рынках и политика сдерживания их на внутреннем. Большая часть объема была экспортирована в первой половине года, так как в мае была введена заградительная пошлина. Еще одной причиной роста экспорта стало введение Евро-3 и перенаправление на внешние рынки продукта, несоответствовавшего новым требованиям техрегламента. В этой связи правительство РФ ставит несколько ключевых целей. В их числе увеличение глубины переработки до уровня не менее 85% и сокращение производства мазута до около 15 млн т/год (см. табл. 1). Еще одной необходимостью является увеличение производства бензинов на 25%, а также рост объемов производства средних дистиллятов на 40% (см. табл. 2).









По мнению Сергея Лукьянова, приблизительно к 2015 году (в зависимости от темпов модернизации сектора переработки) Россия станет производить высококачественные нефтепродукты. В первую очередь для внутреннего рынка. Однако это одновременно будет означать уход РФ с внешних рынков как поставщика полуготовых нефтепродуктов и мазута. Снижение экспорта «темных» будет частично компенсировано ростом экспорта нефти на фоне политики правительства, направленной на обеспечение роста нефтедобычи и наличия значительных мощностей по экспорту сырья. К 2015 году Россия имеет шанс не только производить высококачественные нефтепродукты Евро-4 и Евро-5, но и обладать высокотехнологичными нефтеперерабатывающими и нефтехимическими комплексами. 

Евгений Мочалов
Материалы по теме