Дмитрий Сидоров




За первое полугодие 2015 года на розничном и мелкооптовом рынках было реализовано 28,8 тыс. т спиртосодержащих бензинов, что составляет 69,1% от аналогичного показателя прошлого года. Также отметим, что самое значительное падение рынка этанольных бензинов в 2014 году произошло в апреле-мае. Так, майские продажи были на 38% ниже апрельских показателей и составляли 5,4 тыс. т/мес. Это легко объяснить активизацией российской агрессии и общим падением уровня экономики в тот период.



В первом полугодии этого года среднемесячная реализация биобензинов оставалась примерно одинаковой и составляла чуть более 4 тыс. т/мес. Самые крупные продажи этого вида топлива были осуществлены через сеть АЗС «БРСМ-Нафта» — 12 тыс. т (41,8% от общего показателя). Второй в рейтинге «альтернативного ритейла» стала сеть KLO (91 тыс. т, 31,9%). А третье место заняли компании, входящих в группу «Приват» (бренды «Укрнафта», ANP, «Авиас» и др.). Объем их продаж за этот же период достиг 2,5 тыс. т, или 8,6%.



Отметим, что «Привату» удалось постепенно нарастить объемы продаж биобензинов со 170–280 т/мес. в январе-феврале этого года до 690–790 т/мес. в июне-июле. Одной из причин такого успеха трейдеры считают совместные проекты «Привата» с ГК «Техинсервис», которая производит оборудование для производства биоэтанола, например станции по обезвоживанию спирта. Как отметили источники на рынке, «Техинсервис» доводит концентрацию этанола с 96% до 99,9%, используя технологию мембранных сит. Именно этот спирт использует «Укртатнафта» для производства бензина марки E-95 S.



Биоэтанол загнали в угол

Поскольку Украина не импортирует спиртосодержащих бензинов, а все их объемы производятся на нефтебазах трейдеров и Кременчугском НПЗ, рынок этого топлива сильно зависит от рынка биоэтанола. Отметим, что в Украине государственные предприятия производят топливный спирт (обезвоженный денатурированный бензином этиловый спирт, который предназначен исключительно для добавления в бензины) в виде КМТА (компонент моторного топлива альтернативного) и КДА (компонент антидетонационный альтернативный). Правда, реальные объемы производства значительно уступают проектным показателям. Так, по информации Министерства аграрной политики и продовольствия, государственные заводы (в структуре «Укрспирта» и другие) за первое полугодие этого года произвели всего 11,9 тыс. т КМТА, хотя их мощность по производству биоэтанола составляет 120 тыс. т/год. Поповский экспериментальный завод (Сумская область) изготовил за первый квартал текущего года лишь 26 т КДА, тогда как его квартальная проектная мощность достигает 1,8 тыс. т.



Кроме государственных производителей, по словам главы ассоциации «Укрбиопалыво» Тараса Николаенко, сегодня биоэтанол выпускается и частными производителями, например компанией «Эко-Энергия» и «Южной биотопливной компанией». Это стало возможно благодаря инициативе Минагрополитики и постановлению №319, принятому Кабмином 20 мая 2015 года. Этим документом были внесены изменения в другое постановление «Об утверждении перечней предприятий со всеми стадиями технологического процесса изготовления нефтепродуктов, имеющих право производить бензины моторные смесевые с содержанием этил-трет-бутилового эфира или с добавками на основе биоэтанола, и государственных спиртовых заводов, имеющих право на производство биоэтанола». Это дало возможность исключить из перечня производителей 12 государственных заводов и пустить на рынок частных игроков. Таким образом, компания любой формы собственности, получив лицензию на производство в ГФС, может производить этиловый спирт.



Несмотря на этот шаг навстречу либерализации рынка, сфера производства биоэтанола остается слишком зарегулированной государством. По словам заместителя директора департамента продовольствия Минагрополитики, начальника отдела подакцизной продукции Людмилы Хомичак, с начала 2014 года сотрудники ГФС усилили административное давление на отрасль.



Одним из таких шагов со стороны налоговиков стало установление акциза на биоэтанол, как на пищевой спирт, хотя это противоречит логике. Во-первых, биоэтанол обязательно содержит денатурирующие агенты и долю бензина, которые опасны для человека и не могут быть извлечены из него в производственных условиях. Это значит, что такой спирт является техническим по определению и не может быть использован в качестве пищевого. Аргументы ГФС о том, что спиртзаводы могут производить безакцизный (по документам) технический спирт, а потом продавать его как пищевой, не находят подтверждения в практике. Кроме того, законодательством запрещено одновременное производство и хранение этилового спирта и биоэтанола на одном предприятии. Несмотря на это, производители вынуждены получать лицензию на производство первого для производства второго, так как отдельной лицензии на производство биоэтанола не существует, что приводит к юридической коллизии. Для того чтобы хоть как-то противостоять несправедливому налоговому давлению, спиртовики решили наладить выпуск КМТА и КДА. Но это не помешало налоговикам в 2014 году отнести КМТА и КДА к спирту, а их реализацию осуществлять аналогично спирту этиловому, который используется в ликероводочной промышленности.







Но и на этом налоговые проблемы не заканчиваются. Топливная компания, которая покупает биоэтанол для производства спиртосодержащего бензина, должна уплатить два раза топливный акциз. Первый раз — как импортер при ввозе бензина на таможенную территорию Украины, например €202/т для топлива класса Евро-5. Второй — как производитель смесевого бензина, в котором содержится до 10% спирта (снова €202/т), либо альтернативного бензина с содержанием этанола более 10% (€99/т).



Еще одна важная проблема госрегулирования рынка: для отгрузки КМПА необходимо предоставить налоговый вексель, авалированный банком. Для получения такого векселя топливная компания должна внести в банк залог и плату за обслуживание векселя. По оценкам Минагрополитики и ассоциации «Укрбиопалыво», размер таких финансовых затрат может колебаться в рамках 2–4 млн грн за одну автоцистерну спирта, что не добавляет привлекательности такому бизнесу.



Кроме того, компания — производитель биоэтанола должна получить сразу несколько лицензий: на производство спирта, на оптовую торговлю этим продуктом, а также лицензию на экспорт биоэтанола. Более того, на территории спиртового завода (так же, как и НПЗ), размещены акцизные склады, и сотрудники ГФС контролируют перемещение всей продукции. Это значительно усложняет операционную деятельность компаний и противоречит вышеупомянутым доводам ГФС о том, что произведенный спирт будет уходить «налево», если их сотрудники сами находятся на заводах и следят за оборотом товара. По словам Тараса Николаенко, спиртовикам (равно как и нефтяникам. — НР) приходится иметь дело с одним из наиболее коррумпированных подразделений фискальной службы — департаментом по контролю за оборотом и налогообложением подакцизной продукции. Один из источников НефтеРынка сообщил о фактах взыскания $40–70 за одну тонну спирта, вывезенного с завода, в качестве «карманного акциза». В дополнение к этому спиртовая отрасль окутана пристальным вниманием СБУ, МВД и прокуратуры.



Итогом действия этих административных барьеров стало падение спроса на биоэтанол, КМТА и КДА и объема его производства (мощности заводов загружены лишь на 20–25%), а также финансовые проблемы спиртовых заводов, вследствие которых предприятия на сегодня столкнулись с проблемой обеспечения сырьем (мелассой).











Что нужно сделать?

Для выхода из сложившейся ситуации, по словам Людмилы Хомичак, необходимо разработать и ввести отдельную лицензию на производство биоэтанола, разработать лицензионные условия ее получения, что позволит устранить законодательную путаницу. Также следует ввести отдельный учет оборота биоэтанола, упростить разрешительные процедуры и использовать в законодательстве термин «топливный этанол». Это позволит подвести весь биоэтанол (включая КМТА и КДА) под общий знаменатель. Кстати, сегодня институт МАСМА разрабатывает новую редакцию стандарта на топливный этанол.



Для решения проблемы оборота спирта на производстве «Укрбиопалыво» предлагает практику использования таможенного поста вместо ежедневного налогового поста. В первом случае предприятие работает без запинок, и проверяющий может в любой момент его посетить и проверить интересующие его объемы или другие детали. Это не будет мешать работе заводов и обеспечит надлежащий контроль.



Победные прецеденты

Не дожидаясь законодательных изменений, бизнес ведет борьбу за выживание. Так, 28 июля Харьковский апелляционный административный суд рассмотрел жалобу ГП «Ивашковский спиртзавод». В своем иске предприятие требовало отменить действие налоговых решений на общую сумму 121,6 млн грн за вывоз биоэтанола без отметки представителя ГФС. Свою позицию истец аргументировал тем, что КМТА не является подакцизным этиловым спиртом. Кроме того, юристы компании заручились экспертными выводами Харьковского НИИ судебных экспертиз им. засл. проф. Бокариуса. Важно отметить, что первая инстанция руководствовалась результатами экспертизы, проведенной специализированной лабораторией Министерства доходов и сборов, которая решила, что спирт истца подпадает под ст. 4 закона «Об альтернативных видах топлива», а потому является подакцизным. В своих доводах налоговики руководствовались процентным содержанием спирта, в то время как спиртовики настаивали на различиях между техническим и пищевым спиртом, поскольку только второй можно употреблять как готовый пищевой продукт. В итоге Фемида пошла навстречу производителям и здравому смыслу, что позволило отменить налоговые решения.



Ранее (8 июля) подобное дело рассмотрел Винницкий апелляционный административный суд, куда обратилось ГП «Гайсинский спиртовой завод». Чтобы освободить КМТА от акциза, юристы истца пригласили в зал заседаний ученых, которые убедили судей в том, что на предприятии отсутствует оборудование, которое позволяет получать спирт пищевого качества. В результате удалось отменить соответствующие решения органов ГФС и выиграть дело. Будем надеяться, что эти победы сыграют роль прецедента и дадут возможность и другим производителям топливного этанола отстоять свои права. 



Справка НефтеРынка:

Биоэтанол — это обезвоженный этиловый спирт, который содержит целый ряд вредных примесей (метанол, циклогексан, серу, фосфор и т. д.) и подлежит обязательной денатурации бензином (от 1% до 1,5%), что делает невозможным его использование для производства алкогольных напитков.

КМТА — это обезвоженная спиртосодержащая жидкость (содержание воды не более 0,3%) вместе с сопутствующими примесями, которая подлежит обязательной денатурации бензином (1%) и метил-трет-бутиловым эфиром (0,5%). Согласно п. 19 Методических рекомендаций по классификации в соответствии с требованиями УКТ ВЭД товаров непищевого назначения, КМТА по цели использования должен соответствовать коду УКТ ВЭД - 3811 1900 00 как антидетонационная присадка.