Многое изменилось в нефтегазовой отрасли Мексики с 2014 года, когда власти начали реализацию плана реформ, завершив 80-летнюю монополию государственной Petroleos Mexicanos (PEMEX) и открыв рынок для компаний со всего мира. Реформа энергосектора Мексики является, пожалуй, одной из самых масштабных в мире за последние несколько десятилетий. PEMEX больше не является единственным добытчиком, оператором трубопроводов и розничным продавцом топлива в стране. Теперь разведкой и добычей углеводородов в Мексике занимаются более 50 компаний со всего мира. Кроме того, частные фирмы расширяют систему газопроводов страны и торгуют природным газом. На розничном рынке тоже все изменилось. Помимо PEMEX в стране уже работает более десятка новых компаний, включая такие громкие бренды, как Total. По прошествии нескольких лет можно с уверенностью заявить, что либерализация пошла на пользу отрасли. С приходом в страну международных компаний усилилась конкуренция и эффективность работы нефтегазового сектора.

Необходимость реформ назревала давно, однако мексиканские политики долго не решались на изменения. В то же время нынешний президент страны Энрике Пенья Ньето считал реформу энергосектора одним из ключевых пунктов своей предвыборной программы.

За последние полтора десятка лет позиции Мексики как одного из крупнейших мировых производителей и экспортеров нефти ослабли. По данным Международного энергетического агентства (IEA), объемы добычи нефти в стране сократились почти на треть: с 3,8 млн барр./сут. (около 190 млн т в год) в 2004 году до 2,5 млн барр./сут. (около 125 млн т в год) в 2016-м. Добыча природного газа в стране также снизилась, в результате чего доля импорта достигла почти 50% потребления.

Снижение объемов добычи прежде всего связано с дефицитом средств для инвестиций у PEMEX, которая не смогла замедлить падение на истощенных месторождениях и начать разработку новых. Известно также, что мексиканская госкомпания не обладает техническими возможностями для разработки глубоководных и сланцевых месторождений. Кроме того, PEMEX не могла увеличить перерабатывающие мощности страны, чтобы удовлетворить внутренний спрос на нефтепродукты. Мексика сейчас является чистым импортером энергоносителей. Страна экспортирует нефть в США, а импортирует нефтепродукты. По данным EIA, в 2015 году Мексика поставляла в Соединенные Штаты в среднем 688 тыс. барр./сут. (около 33 млн т в год), что составляет 9% от общего объема импорта в страну. Государственная нефтяная компания PEMEX в 2016 году добывала 1,95 млн барр./сут., впервые с 1980 года объем добычи в стране составил менее 2 млн барр./сут. (около 100 млн т в год).

Для привлечения иностранных инвесторов Мексика должна была создать понятные условия игры на рынке, обеспечить прозрачность конкурсов по выдаче лицензий, а также правильно пропиcать условия работы нефтегазовых компаний в стране. В частности, нужно было защитить интересы государства, но при этом не перегнуть палку в части налогообложения, из-за чего углеводородные запасы Мексики могли бы стать непривлекательными для инвесторов.

Начать сначала

Поскольку правила игры создавались практически с нуля, то работа двигалась поэтапно, а после первых конкурсов на выдачу лицензий государство корректировало свою стратегию. Так, первый конкурс на разработку мелководных площадей показал, что некоторые финансовые требования, предъявляемые к компаниям, были чрезмерно строгими и что минимальную долю добычи, которую государство ожидало получить, нужно публиковать заранее. Без этого компании не знали, что их предложения слишком низкие. Аналогичным образом первый аукцион наземных месторождений продемонстрировал, что нужно также ограничивать максимальные ставки роялти.

Кроме того, выяснилось, что тарифы на транспортировку нефти через инфраструктуру PEMEX являются неадекватными, поскольку могут превратить выгодные проекты в убыточные предприятия. Это привело к пересмотру контрактных условий и большему взаимодействию между PEMEX, Министерством энергетики и Национальной комиссией по углеводородам (CNH) с целью обеспечения надлежащего функционирования всей бизнес-экосистемы для добычи нефти и газа. В итоге к первому конкурсу на разработку глубоководных месторождений мексиканское правительство смогло составить сбалансированные типовые контракты для добытчиков.

Серия открытых конкурсов на разработку новых нефтегазовых площадей началась в 2015 году. С тех пор они проходят регулярно, последний состоялся в январе этого года. В конкурсах приняли участие фактически все крупные нефтегазовые компании мира. В свою очередь PEMEX сосредоточилась на более узком спектре проектов. При этом госкомпания совместно с иностранными партнерами — американской Chevron и японской Inpex — выиграла и права на разработку нового месторождения. Кроме того, мексиканская госкомпания на открытом конкурсе нашла партнера для еще одного проекта с запланированными инвестициями в размере $8 млрд. Им стала австралийская BHP Billiton.

Опыт, полученный правительством Мексики за последний годы, позволяет стандартизировать и ускорить процесс проведения конкурсов. Последний правительственный пятилетний план предусматривает выдачу лицензий на более чем 500 морских и береговых площадей. Это должно дать серьезный толчок развитию отрасли.

В МЭА считают, что новые инвестиции, начавшие поступать в страну в последние пару лет, помогут замедлить сокращение объемов добычи на мелководном шельфе Мексики, где добывается большая часть углеводородов. Помимо этого, международные компании, как ожидается, вскоре начнут разрабатывать глубоководные, а также сланцевые месторождения. В результате, как предполагают в МЭА, добыча нефти и газа начнет восстанавливаться. Агентство прогнозирует увеличение объемов производства нефти в Мексике до 3,4 млн барр./сут. к 2040 году.

Открытия грядут

Результаты открытия рынка для иностранных компаний не заставили себя ждать слишком долго. Первое открытие было сделано в прошлом году консорциумом компаний, состоящим из американской Talos Energy, мексиканской Sierra Oil & Gas и британской Premier Oil. Оно считается одной из крупнейших находок нефти на мелководье за ​​последние 20 лет. По информации Talos Energy, месторождение содержит от 1,4 млрд барр. (190 млн т) до 2 млрд барр. (около 270 млн т) нефти.

Интересно, что буквально в тот же день итальянская нефтяная компания Eni повысила оценку запасов разрабатываемого ею мелководного месторождения Amoca. По оценкам Eni, оно содержит не менее 1,3 млрд. барр. нефтяного эквивалента, из которых около 90% приходится на нефть. Мексиканская комиссия по углеводородам в июне прошлого года заявила, что общий объем доказанных и вероятных запасов нефти в стране составил 12,8 млрд барр. (более 1,7 млрд т), писала газета Financial Times.

Реформа энергосектора Мексики проходит весьма быстро и успешно. Как сообщала FT, по состоянию на июнь прошлого года было подписано более 40 новых контрактов на разведку и добычу углеводородов. Согласно подписанным за четыре года соглашениям, правительство ожидает привлечения в страну инвестиций в размере порядка $35 млрд. Следует отметить, что реформа проходила на фоне низких цен на нефть. Несмотря на это, Мексика смогла найти инвесторов даже для разработки глубоководных месторождений. Пока новые контракты не принесли ожидаемого увеличения объемов добычи углеводородов, однако создали необходимую для этого базу. Как ожидается, Talos и Eni начнут промышленно добывать нефть в 2020 и 2019 году соответственно. При этом основную долю прибыли от добычи углеводородов в Мексике получит мексиканское правительство, которое создало специальный фонд для накопления и использования нефтяных доходов. По информации FT, правительство получит 80% прибыли от каждого барреля нефти, добытого на месторождении, открытом компанией Talos.

Январский аукцион

На последнем конкурсе, состоявшемся в январе, Мексика выдала права на разведку 19 нефтяных блоков в Мексиканском заливе, сообщала газета Morning Star. По информации издания, Royal Dutch Shell была самым агрессивным участником аукционов, выиграв права на девять из 19 блоков. Четыре из них компания будет исследовать в одиночку, четыре — в консорциуме с Qatar Petroleum International Ltd и один — вместе с PEMEX. На втором месте по количеству выигранных конкурсов находится Carigali (дочерняя компания малайзийской Petronas), получившая шесть блоков, Qatar Petroleum International выиграла пять блоков и PEMEX — четыре блока. По словам представителей власти, если разведка будет успешной, инвестиции в эти 19 блоков могут составить до $93 млрд. Ожидается, что добыча на указанных месторождениях начнется в 2028 году и к 2032 году может приносить 1,5 млн барр./сут. В то же время инвестиции в 69 блоков, выставленных на предыдущих семи конкурсах, ожидаются на уровне около $60 млрд.

Shell была особенно активна при проведении конкурсов на права бурения в районе Пердидо — территории, находящейся на морской границе между США и Мексикой. Компания управляет платформой Perdido Spar, которая расположена в Мексиканском заливе на шельфе США, всего в шести милях к северу от границы.

Perdido Spar — единственная установка, которая добывает нефть на месторождениях Great White, Tobago и Silvertip. По данным Bureau of Ocean Energy Management, Shell добывала в Мексиканском заливе в 2017 году около 99 млн барр./сут. нефти, что делает ее самым крупным добытчиком в этом районе.

 Планы бурения

Почти все крупнейшие нефтегазовые компании мира объявили о планах бурения в Мексике. Так, на прошлой неделе мексиканская Национальная комиссия по углеводородам (CNH) сообщила, что в октябре Total и ExxonMobil пробурят первую глубоководную скважину на шельфе Мексики, передает Platts. По оценкам Total и ExxonMobil, месторождение Etzil с 50-процентной вероятностью имеет запасы углеводородов на уровне 2,7 млрд б. н. э.

Statoil, Total и BP определили две другие глубоководные структуры в бассейне Cuenca Salina: Хунаб с 397 млн б. н. э. и Серрано с 325 млн б. н. э. Chevron, Inpex и Pemex также идентифицировали две потенциальные площади для разведочного бурения в районе Пердидо, но CNH не раскрывает потенциальный объем их запасов. ВP будет бурить скважину Хунаб-1 в III квартале 2019 года, а Statoil — скважину Серрано-1 в III квартале 2020 года. Лишь Chevron на данный момент не объявила сроков бурения в Мексике.