11 сентября 2019 года конкурс на разработку углеводородного участка «Дельфин» на шельфе Чёрного моря признали несостоявшимся. Но, как стало известно НефтеРынку, было принято решение поделить «Дельфин» на четыре части и выставить их на повторный конкурс. И это не ночной кошмар Греты Тунберг, но вполне реальный план. Ведь сейчас уже не будет задействована модель СРП, но будет честный, прозрачный аукцион, без межведомственных комиссий и непрозрачных критериев. Кто дал больше - тот победил, так говорит премьер-министр Украины Алексей Гончарук. Сможет ли Украина на этот раз вытянуть процесс на результат, мы увидим в ближайшие несколько лет. Будет ли интерес, будут ли новые участники – вопрос организации и маркетинга. В любом случае готовится надо, и делать на этот раз все стоит более, чем основательно.

 

В Украине каждый год в сентябре проводится конференция Odesa Offshore Conference, которую организовывает информационно-консалтинговая компания ExPro. На этот раз в Одессу приехали очень многие. По офшорной тематике были доклады государственного «Черноморнефтегаза», консалтинговой DNV GL, трубной INTERPIPE и DP-Master, подрядчика по строительству офшорных платформ NCGS, геологической SPK-Geo, а также очень мощный десант Baker Hughes, которые представляли свои технологии на протяжении первой половины второго дня конференции.

( На фото директор Baker Hughes Украина Антон Колесниченко и директор Weatherford Украина Наталия Рудевич - НР)

От компаний, которые в разные годы выражали интерес к операциям на море в качестве операторов были ЧАО «ДК «Укрнефтебурение», в лице CEO Михаила Бакуненко, представители «Нефтегаздобычи» из пула ДТЭК, десант геологов «Укргаздобычи», а также Smart Energy, в лице гендиректора ГК Сергея Глазунова. Smart Energy хоть и не планирует инвестировать в «море», но имеют виды на работу в Одесской области, что стоит подчеркнуть в контексте восстановления нефтегазового потенциала юга Украины.

(На фото CEO Smart Energy Сергей Глазунов (в центре), директор УНПС ПАО "Укрнафта" Сергей Козуб (передний план), Юрий Курацапов, руководитель группы технической поддержки Interpipe (задний план) - НР)

Правда, не смотря на риторику о «необычайном» интересе к офшорным операциям, на конференции не было ни CEO Trident Acquisitions Ильи Пономарева, ни основателя Frontera Resources Зазы Мамулаишвили, которых ждали до последнего, но пообщаться так и не удалось, несмотря на заявки обоих на мероприятие. Позже стало известно, что Илья Пономарев в период конференции находился на другом мероприятии, где высказывал пессимистические оценки будущей разработки украинских недр в пределах украинского шельфа. Как пишут профильные ассоциации CEO Trident Acquisitions Пономарев сказал, что постарается избежать судебных тяжб против украинского правительства, но как стало ясно из контекста, ничего не обещает, ведь компания потратила на подготовку к конкурсу $12 млн. Еще раз – двенадцать миллионов американских долларов. Цифра, мягко говоря, впечатляет, но, а что говорить – офшорная добыча вещь дорогая.

Также не было и представителей Caspian Drilling Company, но их и не ждали, за то были топ-менеджеры SOCAR AQS, которые, несмотря на неудачи в поиске контрактов на бурение сохраняют интерес к Украине. Отметим, что станок Bentec грузоподъёмностью 750т, который купили для работы в Украине, было решено установить на платформу и бурить на Каспии. Это означает, что в ближайшие 5-6 лет в Украине его не будет. Но, это не беда, ведь компания готова приобрести еще один, была б работа. Увы, ценовая конъюнктура на природный газ этому не благоволит.

И seismic data Костя приводил

Вернёмся к морю. Чтобы подготовится к шельфовым конкурсам, необходимо определить ключевые позиции. Есть несколько сценариев: 1) мы проводим конкурс в режиме «как есть»; 2) мы проводим сейсмические исследования 2D/3D и предоставляем инвесторам весь набор данных. Первый вариант прекрасен тем, что это, как минимум, не дорого. Второй же ценен тем, что наличием сейсмики мы кратно повышаем шансы привлечь большие вертикально-интегрированные нефтегазовые компании (как мы и мечтали).

С первым вариантом все предельно понятно – проводим как есть и получаем, то что получаем, но над вторым вариантом надо подумать. Большие компании были бы заинтересованы в инвестициях. Но, нужна сейсмика. Как минимум, такая позиция была озвучена журналисту НефтеРынка представителями малазийской Petronas. У них географически диверсифицированный портфель, и интересных предложений много. Выигрывает тот, кто обосновывает проект лучше, ведь менеджерам нужно любые проекты защищать, а это значит, что сотрудник той же Petronas не придёт в главный в офис компании со словами «Давайте инвестируем в Украину $1 млрд, под честное слово геологов Одесского государственного университета им. Мечникова». Мы, журналисты НефтеРынка, не сомневаемся в научном потенциале сотрудников Одесского ВУЗа, но у «мейджоров» будут вопросы.

Тем более, что нам не нужно проводить исследования по всей площади в 9 тысяч с лишним километров, но выбрать самые перспективные участки, опираясь на существующие данные и в период 2019/2020 гг. провести - да. И опять же тут два варианта: 1) Контрактовать подрядчиков за счёт бюджета; 2) Контрактовать подрядчика за счёт бюджета, но по модели multiclient seismic surveying (MSS).

С моделью MSS НефтеРынок познакомился в 2017 году на конференции GLOBUC в Бухаресте. Данный сервис предлагала компания PGS, подразделение Marine Contract. Суть проста. Компания делает исследования по площади, и продает всем желающим через свою площадку, в том числе и участникам конкурса. Заказчик получает существенную скидку. Сейчас по такой модели компания предоставляет данные в Западной Африке (шельф Анголы и Намибии) и Западной Австралии. Но, тут есть вопросы, к примеру, если первым заказчиком выступает государство, то может ли оно по факту проведения исследований на бесплатной основе предоставлять данные третьим лицам, либо же оно должно направить заинтересованные лица в офисы PGS для последующего выкупа данных. Либо же оно получит право распространять ограниченные наборы данных, а полный набор только на коммерческой основе. В общем с правом пользования надо уточнить. Сильная сторона такой модели заключается в том, что компания PGS (компания приводится к примеру, но надо изучить рынок на предмет альтернатив) проведя сейсмику будет желать продать её, а значит будет включать свои маркетинговые механизмы в продвижение конкурса и привлечения новых игроков, что упростит задачу для правительства Украины.

Если в «Нафтогазе» вроде как поддерживают идею проведения предварительных сейсмических исследований, то в правительстве могут и не оценить. А вдруг им нужны быстрые победы, quick wins, как любил говорить бывший руководитель «Укргаздобычи» Олег Прохоренко на бесчисленных украинских и зарубежных конференциях. На данный момент мы не особо знаем, что в головах у новой команды власти.

(На фото Богдан Боднарук, менеджер Департамента разработки АО «Укргаздобыча» - НР)

Возвращаясь назад, отметим, что малазийскую Petronas надо попытаться привлечь. Компания большая, политически нейтральная, обладает навыками и компетенцией. Попытка – не пытка, а нам терять нечего, отступать нельзя – позади Киев и Одесса.

Рукава закатать, шапками не бросаться

Когда мы говорим о фундаментальной подготовке к конкурсу, нам надо решить огромное количество задач. Следует понимать, что офшорная добыча сложна, а значит нам нужно собрать всех специалистов, которые могут грамотно консультировать по ходу кампании.

Так, необходимо еще раз обработать весь геологический массив информации, перевести его в цифру. Необходимо собрать пул из ведущих геологов не просто для формирования баз данных, но для маркетинговой кампании. Вот, например, Вы знали, что отец главы «Нафтогаза» Андрея Коболева, профессор Владимир Павлович Коболев - один из ведущих учёных-геофизиков Украины, который исследовал и Атлантический Океан, и шельф Гвинейской Республики, и что немаловажно Чёрное море. Вот мы об этом узнали на одесской конференции. Теперь, необходимо очень внимательно следить, на какие именно участки будет претендовать «Нафтогаз». Ведь там, с большой вероятностью будут и нефть, и газ, и золото, и алмазы, а может и галеон с испанским скарбом.

Кроме того, надо собрать данные которые есть в наличии у частных и государственных компаний, а именно «Черноморнефтагаза». Она теперь маленькая, но люди, которые там работают – наш золотой запас, чего не скажешь о тех, кто остался работать на оккупантов, и добыл для них за оккупационный период около 9,8 млрд куб м газа.

(На фото Петр Горобец, заместитель гендиректора ГАО «Черноморнефтегаз» - НР)

Среди частных компаний нельзя обойтись без ЧАО «НИиКБ бурового инструмента». Компания, точнее ее структурное подразделение ООО «Навигатор Комлект» недавно подавалась в составе консорциума на участие в конкурсе СРП на суше. Но, как говорили в кулуарах конкурса «большие специалисты» в нефтегазовом секторе из состава межведомственной комиссии «компания же маленькая, ее никто не знает, в заявке отказать». А это на самом деле легендарная компания. В период с 2004-2014 гг массово бурила наклонно-направленные и горизонтальные скважины на шельфе Чёрного моря, в том числе восемь скважин на Одесском месторождении, шесть скважин на Штормовом и восемь на Архангельском, четыре на Голицинском, одна на Субботина. Бурение трех скважин было выполнено с отбором керна. Максимальная глубина по вертикали составляла – 3283 метра. То есть, если уже браться за море, то игнорировать их опыт – это преступление.

Также, нужно наперёд подумать о регулировании и узких технических вещах. В 2018 году на OOC экс топ-менеджер УГД Михайло Падучак, к уходу которого из компании НефтеРынок относится с сожалением, в отличии от других персонажей - любителей попираться за счёт госкомпании, поднимал очень важные аспекты морских проектов. К примеру, как обстоят дела с разрешительной системой в органах водоохраны, как оформлять договора про вход-выход с порта/оформление морских сборов, разработка логистических карт/подписание договоров аренды причалов, подписание договоров на перемещение взрывоопасных или радиоактивных геофизических материалов и оборудования в/из портов, куда девать шлам в конце концов и так далее. Также стоит обратить внимание, на готовность флота, ведь нам нужны не только морские буровые платформы, но и суда обеспечения, транспортно-буксирные суда, аварийно-спасательные (в режиме постоянного дежурства), пожарные суда, вертолёты и так далее. Обратите внимание, как часто, компания SOCAR проводит массовую эвакуацию сотрудников из-за штормов на Каспии. А ведь в Чёрном море ситуация хуже. Мы должны быть к этому готовы, ведь, безопасность труда и сохранение жизни в таких кампаниях — это вопрос номер один.

Материалы по теме
«Дельфин» и синяя вечность13:30 / 20 июня, 2019
«Дельфин» и синяя вечность
Черноморский шельф снова будоражит информационное пространство. На прошлой неделе Caspian Drilling Company International, ЧАО «ДК «Укрнефтебурение», Frontera Resources Corporation, а также Trident Black Sea подали заявки на участие в конкурсе по разработке на основании СРП участка «Дельфин» в Черном море.

Оптимизма добавляет факт, что к моменту, когда Украина перейдет к заключению твёрдых договоров с операторами, в соседней Румынии будут во всю бурить компании «Лукойл Оверсиз» и Black Sea Oil and Gas, и кто знает, может и Petrom и Exxon Mobil (если конечно последний не выйдет из проекта о чём так активно говорят в СМИ). Это означает, что в регионе будут присутствовать зарубежные сервисные компании, а значит будет чуть-чуть проще и дешевле.

В общем есть над чем подумать. Тем более, что если конкурсов будет четыре, то и операторов может быть четыре, а значит все вызовы надо умножить на четыре. Правда, как удалось услышать в кулуарах одесской конференции, маленькие участки могут не заинтересовать крупные компании. Ну без крупных, так без крупных. Наше дело маленькое, дать старт морским проектам, море большое, всем работы хватит.