НР: Даниэль, Вас знают в Украине по работе в компании «Днепроспецсталь»/«Интерпайп», потом в 2009 году была информация о Вашей работе в инвестиционной компании Concord Capital. Чем Вы занимались в последние годы?

Д.В.: С 2009 года я сотрудничал с украинской компанией, которая занимается трубным бизнесом в Северной и Южной Америке. Также я был соучредителем компании Vista Tex Energy LLC, которая базируется в Хьюстоне, штат Техас, и занимается поиском нефти и газа в США. Это относительно небольшая компания, которая владеет, однако, большим количеством скважин. Вместе с партнерами мы удачно продали ее летом 2014 года.

НР: В прошлом году Вы участвовали в конкурсе на должность руководителя «Укрзализныци», были одним из трех главных претендентов на пост. Как Вы оценивали свои шансы возглавить одну из крупнейших компаний страны?

Д.В.: «Укрзализныця» — одна из самых больших и сложных компаний в Украине, занимающаяся как пассажиро-, так и грузоперевозками, поэтому она является стратегическим объектом для украинской экономики. Я решил попробовать, так как имею опыт работы кризис-менеджером, по-другому я не могу оценить состояние компании. Меня заинтересовала позиция руководителя УЗ, но конкурс был отменен по не зависящим от конкурсантов причинам. Ну а я пошел дальше.

НР: Кто стал инициатором Вашего назначения на должность генерального директора Полтавской газонефтяной компании?

Д.В.: Члены правления компании JKX Oil & Gas Plc, а пригласил глава компании, Том Рид.

НР: Почему Вы выбрали работу в нефтегазодобывающей компании? Чем Вас привлекает нефтегазовая отрасль? И почему именно ПГНК?

Д.В.: На сегодня нефтегазовая отрасль — это отрасль с большим потенциалом в Украине. Перед страной стоит задача получения энергетической независимости, и мне профессионально и лично интересно принять участие в решении этой задачи. ПГНК — компания с историей успеха иностранных инвестиций в нефтегазовую отрасль Украины, и я уверен, что есть возможность продолжить писать эту историю.

НР: Полтавская газонефтяная компания — первая и долгое время самая крупная частная компания в сфере upstream в Украине, но сегодня она добывает намного меньше, чем 10–15 лет назад. Как Вы оцениваете потенциал существующих активов компании?

Д.В.: Сейчас с участием ведущих международных специалистов идет оценка потенциала активов. Мы наняли американскую компанию, которая делает анализ ПГНК. Есть понимание и уверенность в том, что результаты этой оценки помогут раскрыть потенциал активов компании и получить положительный результат для акционеров JKX.

Мы прекрасно понимаем, что цена на нефть упала и при одних и тех же затратах мы получаем меньшую отдачу. Стоять на месте никто не собирается. Забегая вперед, отмечу, что, учитывая опыт проведенных работ, есть в планах стать сервисной компанией в том числе. Для этого, как я вижу, имеются ключевые инструменты: знание рынка «там» и понимание рынка «тут». Необходимо максимально эффективно воспользоваться нашими знаниями и текущей ситуацией. К примеру, сейчас из США можно привезти хорошее оборудование за разумную цену.

Компания работает на истощенных месторождениях с пониженными давлениями. Фонд ПГНК — это более 80 скважин, 47 из них работающие. Для поддержания уровня добычи из существующих скважин необходимо проведение определенных работ, зачастую с привлечением станка для капитального ремонта. История работы нашего станка доказала экономическую целесообразность его использования для проведения работ на скважинах компании. Как показывают наши расчеты, сервисное направление имеет смысл развивать, если есть возможность оказания услуг другим предприятиям в Украине.

НР: В общем и целом, несмотря на природное падение добычи, Ваш прогноз будущего ПГНК позитивный?

Д.В.: Конечно. Самая темная ночь обычно бывает перед рассветом. (Смеется.)

НР: В этом году вы запускали пилотный проект технологии плунжер-лифт на скважине №160 Молчановского месторождения совместно с Weatherford. Каковы результаты проекта?

Д.В.: Технология плунжерного лифта успешно используется на обводненных скважинах. Мы благополучно внедрили данную технологию и получили хорошие результаты, добыча газа со скважины выросла в два раза.



НР: Какие еще успешные проекты были реализованы в последнее время?

Д.В.: Недавно мы завершили капремонт скважины №132 на Игнатовском месторождении. Результаты превзошли ожидания, добыча нефти увеличилась с 40 до 800 барр./сут., будем продолжать на других скважинах. Для того чтобы сделать хорошо, нужно сделать правильно с первого раза.

НР: В 2011 году ПГНК, кроме добычи, запустила производство пропан-бутана, которое оказалось весьма перспективным. Существуют ли другие возможности для развития компании, помимо непосредственно добычи нефти и газа?

Д.В.: Безусловно, мы рассматриваем различные направления, которые принесут прибыль нашим акционерам, но в то же время будем активно развивать основную деятельность — разведку и добычу углеводородов.

НР: Есть ли в планах выйти в розницу СУГ и, если есть, почему?

Д.В.: Нет, таких планов у нас нет. Мы предпочитаем работать с партнерскими компаниями, которые являются профессионалами в своем сегменте, где наше партнерство поможет обоюдному развитию.

НР: Как Вы оцениваете перспективы покупки новых активов, новых лицензионных нефтегазовых участков?

Д.В.: Да, мы ищем новые лицензии и рассматриваем совместное участие в разработке уже существующих площадей.

НР: Каковы стратегические планы ПГНК? Каким Вы видите уровень добычи компании через пять лет?

Д.В.: Мы сейчас занимаемся разработкой наших стратегических планов. Безусловно, мы планируем существенное увеличение добычи нефти и газа в Украине, но загадывать — неблагодарное дело. Потенциальные возможности в стране и регионе огромные, и акционеры возлагают большие надежды на успешное ведение бизнеса. Но вы же сами знаете, какое количество рисков сопровождает бизнес добычи углеводородов в Украине. Мы верим в геологию, мы верим в технологию, мы верим в людей. В то же время нас настораживает законодательство и политика правительства относительно добывающих компаний.



НР: Что сегодня происходит на рынке торговли газом? Почему ПГНК перестала продавать природный газ на собственных аукционах?

Д.В.: Сегодня рынок газа из рынка продавца превратился в рынок покупателя. Его структура поменялась, это абсолютно естественное явление. Мы успешно участвуем в тендерах, проводимых покупателями.

НР: Какова ситуация на рынке жидких углеводородов? Кто является основными покупателями нефти и конденсата? И просчитывалась ли в компании возможность производства компонентов бензина?

Д.В.: Мы гордимся тем, что более 50 игроков рынка со всей Украины пользуются прозрачным и доступным сервисом, который предлагает ПГНК, и я рад сообщить, что мы с 25 мая внедрили систему отгрузки нефти как в железнодорожные, так и в автомобильные цистерны. Наш коммерческий отдел постоянно рассматривает повышение уровня сервиса для клиентов. Условия и процедуры представлены на официальном сайте ПГНК.

НР: Снижение рентных ставок с 1 января стало хорошим толчком для восстановления добывающей отрасли. Что, на Ваш взгляд, необходимо сделать еще для повышения привлекательности отрасли в глазах инвестора?

Д.В.: Поскольку инвестиции в нефтегазовую отрасль достаточно емкие, любому международному инвестору необходимы стабильные законы и прозрачные, понятные правила игры. И даже при стабильных правилах инвестор рискует, поскольку реальная добыча и прогноз могут существенно отличаться. В нашем понимании ставка ренты — это 12% на газ, причем с разделением платежа между центральным и местными бюджетами, и 20% на жидкие углеводороды, уплачиваемая в момент реализации, а не в момент добычи — это мировая практика! Это капиталоемкий бизнес, и без крупных инвесторов не обойтись. Только упрощенные условия позволят нарастить добычу углеводородов и сделать шаг к энергетической независимости Украины. ПГНК уже много лет принимает в этом непосредственное участие.

 

 

Беседовали Геннадий Кобаль, Александр Сиренко

 

 

Материалы по теме