«Дружбу, которая дается за деньги, можно купить, но нельзя удержать»

Николо Макиавелли










В декабре 2011 года Россия и Бело­руссия договорились о беспошлинных поставках сырья на НПЗ республики. При этом объем поставок, заявленный на 2012 год, на 3,5 млн т превышал прошлогодний и составлял 21,5 млн т. Ежеквартально в республику импортировалось 5,3-5,4 млн т нефти сорта Urals. Но уже в середине сентября выполнение годового плана оказалось под угрозой. Согласно новому графику прокачек «Транснефти» на IV квартал 2012 года, утверждаемому Минэнерго, РФ снижает поставки сырья в Республику Беларусь на четверть. Всего будет поставлено 4 млн т, которые поровну разделят Мозырский и Новополоцкий заводы.



Официальных комментариев по случаю снижения поставок нефти было немного. Посол РФ в Минске Александр Суриков 2 октября заявил, что ситуация оценивается как нормальная, а недопоставка в IV квартале связана с перепоставкой в трех предыдущих. Дальнейшие перспективы дипломат не смог спрогнозировать: «В случае перевыполнения добычи возможно перевыполнение баланса поставок углеводородов в Белоруссию». Представители «Белнефтехима» сообщили НефтеРынку, что вопросом занимаются на самом верху и это исключительно компетенция Министерства иностранных дел и президента.



Изменение плана в Москве трактовали как «возможные проблемы с обеспечением внутреннего рынка нефтепродуктами ввиду остановки ряда российских НПЗ». Но в такие причины сложно поверить, учитывая как минимум два факта.



Во-первых, согласно второй части договоренностей о поставке 21,5 млн т беспошлинной нефти на белорусские НПЗ до 2015 года, есть календарный план экспортных отгрузок 5,8 млн т нефтепродуктов (в т. ч. давальческих) в Россию (НР, №19, 2012). График экспорта фактически не выполнялся (в пиковые месяцы объемы едва дотягивали до трети), а значит, оставлял за собой «запас прочности» для обязательств.



Во-вторых, уже ни в Минске, ни в Москве не скрывают «растворительную» причину взаимных претензий. В преимуществах беспошлинной поставки российской нефти (ставка которой достигала 50% стоимости сырья) все же был недостаток. Экспорт нефтепродуктов за пределы Таможенного союза облагался экспортной пошлиной, которая уплачивалась в бюджет РФ. Причем после бензинового кризиса в России в 2011 году ставка пошлины на бензины до сих пор зафиксирована на уровне 90% от пошлины на нефть (ранее была на уровне 60%, как и на ДТ). Достигнутая договоренность через некоторое время перестала выполняться в полной мере, когда на рынке стали появляться продукты с приставкой «био», которые не попадали под классификацию товаров, с которых необходимо уплачивать пошлину.



Оптимизированные топлива

Еще весной 2011 года мы окрестили поставку ТБД (топлива биодизельного — российское ДТ с добавкой растительной составляющей) через территорию Белоруссии в Украину «Ливела по-белорусски». И мы не ошиблись.



Стартовав с поставок 20 тыс. т в месяц, уже через год месячный объем стал доходить до 100 тыс. т (соответственно росли потери российского бюджета). Экспортером с белорусской стороны выступала частная компания «Трайпл энерджи», которая стала пионером в оптимизации фискальной составляющей нефтепродуктов. Подобной схемой позднее воспользовались другие белорусские и российские компании. Новинка лета 2012 — БДЛ-С (аналог ТБД) также была проглочена осиротевшим без собственного производителя украинским рынком. Разумеется, растущие объемы поставок биодизелей подкупали украинского трейдера своей ценой, которая была ниже набирающего обороты производства низкосернистого мозырского ДТ. И, понятно, этим не были довольны в «Белнефтехиме», считающем Украину своим стратегическим рынком сбыта нефтепродуктов.







Учитывая 30% разницу в экспортной пошлине между ДТ и бензинами, оптимизировать экспорт последних было на треть выгоднее. Именно в 2012 году вывоз бензинов под видом необлагаемых пошлиной растворителей и разбавителей достиг угрожающего масштаба. Это очень быстро привлекло внимание Кремля. Официальные оправдания для российской стороны звучали совсем неубедительно, потому в Минск отправили ревизоров.



Межведомственная группа под эгидой Федеральной таможенной службы РФ проверяла легальность производства и экспорта растворителей и разбавителей с территории Белоруссии. В лучших традициях современного российского государства результаты работы комиссии объявлять не стали. Зато на Евразийской экономической комиссии РФ предложила принять пакет документов, регулирующих отношения в сфере производства растворителей на единой таможенной территории и классифицировать как нефтепродукты различные смеси нефтепродуктов со спиртом, из которых получались растворители и разбавители, смазочные материалы, чтобы иметь возможность облагать их вывозной пошлиной.



Статистика белорусского экспорта после приезда ревизоров резко изменила вектор. Экспорт нефтепродуктов под товарными группами растворителей-разбавителей не мог быть долгосрочной затеей. В августе товарный экспорт республики уже составил $3,6 млрд, при том что в июле он был на $426,8 млн выше (см. диаграмму 1).По словам представителя одного из давальцев, в сентябре отгрузок беспошлинных продуктов уже не было.



Мало кто, кроме спичрайтеров официальных лиц РФ, может усомниться, что события тесно связаны. Не терзает себя сомнениями и президент республики Александр Лукашенко. Бессменный лидер нации был вынужден оправдываться, обращаясь к россиянам через экран телевизора: «Вы, наверное, слышали про растворители, разбавители. Мы получали в России высокосернистую солярку. Платили, как сейчас выяснилось, российские и наши компании, которые производили биодизель, на 15–20% выше рынка. Поэтому вам было выгодно продавать эту солярку на наши заводы. Убирали оттуда всю лишнюю серу. Потому что если поставляешь, например, в Евросоюз, с этой серы не продашь дизельное топливо. Закупали по всему миру, больше всего, как оказалось, в Германии, рапсовое масло и прочие добавки к дизельному топливу. Убирали серу, делали биодизель и продавали. Причем немало. И нас начали «долбать». За что? За то, что мы взяли товар, так как это делают все, купили у вас сырье, произвели у себя и потом кому-то продали, заплатив при этом все налоги». Мало вероятно, что в России готовы проникнуться обоснованием своих выгод.



Впрочем, 12 октября в Минске заседала специальная комиссия, а днем ранее появился анонимный комментарий о том, что белорусская сторона не считает правомерным рассматривать вопрос межгосударственного баланса поставок нефти в Белоруссию на 2012 год в увязке с урегулированием спорных вопросов поставок углеводородного сырья в Белоруссию, в том числе в области таможенного налогообложения некоторых видов нефтепродуктов. Снизив прокачки нефти для белорусских НПЗ, РФ отняла 25% нефтепродуктов и у российских давальцев. Учитывая, что часть произведенных бензинов и дизтоплив вывозилась российскими НК обратно в Россию, такой метод предупреждения дефицита внутри страны выглядит еще более ироничным.



Российское правительство в очередной раз взялось проучить находчивых соседей. Досада Лукашенко еще и в том, что в заводы вложены огромные инвестиции. «Глубина переработки уже выше, чем на любом заводе в России. А это тоже деньги. Но если они (белорусские НПЗ. — НР) такие плохие, почему же тогда все российские компании, в том числе и частная «Лукойл», готовы купить эти предприятия? Мы готовы продать какой-то пакет акций этих компаний, а может и целиком завод, если нам предложат хорошую цену», — заявил белорусский лидер.



Разговор о возможной продаже заводов идет давно. Все больше аналитиков приходит к выводу, что действия РФ направлены на продвижение интересов собственных ВИНК в этом вопросе. Евгений Пущик, заместитель директора AzMeCo Oil Refinery, выразил уверенность, что в ближайшие годы Россия заберет НПЗ Белоруссии. «Россия дала возможность Белоруссии «поиграться» в растворители, биодизель и др., а теперь прижимает по нефти. Эта игра, которая закончится победой ВИНК», — считает эксперт.











Сдача позиций

Что ждет белорусскую нефтепереработку, предположить сложно. Переговорный процесс затягивается, из возможных вариантов трудно сделать точный прогноз. Реанимация венесуэльско-азербайджанской «темы» вряд ли позволит сохранить даже текущие отношения с Россией (даже 19 млн т беспошлинной нефти все же весомый аргумент). Вернуть потерянные 1,3 млн т нефти сможет введение экспортной пошлины на группу растворителей и биодизелей, но, по прогнозам источника в «Белнефтехиме», процесс согласования может затянуться до следующего года.



В период неопределенности ясно только, что пострадает экспортное направление. «В концерне существует четкая позиция, а точнее, государственная директива о безоговорочном приоритете внутреннего рынка», — поделился перспективами наш источник. Из его слов следует, что в IV квартале на четверть будет снижен экспорт нефтепродуктов.



Основная масса нефтепродуктов с белорусским паспортом (около 4,4 млн т) в 2012 году ушла на экспорт в порты Прибалтики ввиду особой экономической привлекательности рынков дальнего зарубежья. До российского «перепланирования» на долю Украины приходилось 16% всего экспорта ЗАО БНК. В январе-августе 2012 года в нашу страну было поставлено 1,056 млн т нефтепродуктов. Еще 528 тыс. т прошло транзитом.



Даже при пропорциональном снижении поставок на каждый из рынков Украина будет недополучать порядка 30-40 тыс. т нефтепродуктов ежемесячно. В группу риска, скорее всего, попадут небольшие украинские трейдеры, покупающие мозырские топлива, а также операторы, нефтебазы которых расположены на больших расстояниях от Мозыря (в случае поставок нефти по ж/д белорусы будут заинтересованы в быстрой оборачиваемости цистерн). В этом случае образовавшуюся нишу могут заполнить потеснившиеся литовцы либо «Ромпетрол». Обе компании сегодня предлагают поставки бензинов и ДТ качества Евро-5 по термконтрактам.



Впрочем, в «БНК-Украина» считают, что украинское направление пострадает меньше всего. «Сначала, скорее всего, снизятся поставки в сторону Европы (преимущественно отгрузки с «Нафтана». — НР) и польское направление. Украина — в приоритете экспорта нефтепродуктов Мозырского НПЗ», — сообщил НефтеРынку гендиректор «БНК-Украина» Николай Василевич. Однако наш источник в «Белнефтехиме» говорит о планах пропорционального снижении экспорта по всем направлениям. Возможно, концерн сохранит объемы отгрузок только для сбытовой дочки в Украине.