21 марта, 2011, 11:27

«Транснефть» по-своему истолковала определение Конституционного суда (КС), вставшего на сторону миноритариев, требующих от компаний раскрывать информацию по решениям совета директоров. Госкомпания посчитала, что это требование распространяется только на владельцев голосующих акций. «Транснефть» неправильно трактует прецедент, считают юристы.

Трубопроводный монополист «Транснефть» оспорила решение суда первой ин­станции в деле о правах миноритарных акционеров. Компания является ответчиком, истцом выступает известный блоггер и миноритарный акционер «Транснефти» Алексей Навальный. Спор длится с конца 2010 года, когда г-н Навальный подал иск к «Транс­нефти» в Арбитражный суд Москвы. Истец требовал предоставления ему протоколов, в том числе по решениям совета директоров госмонополии.

17 февраля Московский арбитраж полностью удовлетворил требования миноритария. Как рассказал РБК daily представитель «Транснефти» Игорь Демин, во второй инстанции трубопроводная компания рассчитывает аргументировать свою правовую позицию двумя доводами. «Есть определение Конституционного суда от 18 января 2011 года, которое говорит, что информация нужна акционерам для принятия решений. Но речь идет об акционерах, владеющих голосующими акциями, для того чтобы они правильно принимали решения», — говорит Демин.

Напомним, 18 января КС отклонил жалобу «Роснефти», просившей признать некон­ституционность положения первого абзаца п. 1 ст. 91 закона «Об акционерных обществах». Причиной подачи жалобы стал схожий спор нефтяной компании с Навальным.

По словам Демина, второй довод, не принятый во внимание Московским арбитражем, состоит в том, что истец злоупо­требляет своим правом на получение информации и однозначно истолковывает любую полученную информацию во вред компании. «Ни разу полученная Навальным информация не была истолкована в позитив компании, а этот вопрос судом не исследовался», — подчеркивает представитель «Транснефти».

«Транснефть» неверно толкует определение Конституционного суда, говорит директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин. «Ни в законе, ни в определении КС не сказано, что владельцы неголосующих акций лишены права доступа к документам общества, — говорит он. — Более того, закон прямо предоставляет такое право именно всем акционерам, в отличие от права получения документов, которые предоставляются в связи с проведением собрания — они действительно предоставляются только владельцам голосующих акций». То же, как акционер толкует полученную информацию, не может свидетельствовать ни о злоупотреблении с его стороны, ни о его недобросовестности, уверен Спирин.

Ссылка «Транснефти» на определение КС от 18 января обоснована с правовой точки зрения, считает старший партнер ГЮК «Консулъ» Захид Мамишев. «Я придерживаюсь толкования КС в том плане, что в каждом конкретном случае суд должен выяснить, в какой степени обоснованы доводы акционера о предоставлении конкретной информации», — отмечает адвокат. По его мнению, только заинтересованное лицо может запрашивать информацию, поэтому в данном случае именно истец должен доказывать свою заинтересованность в получении этой информации.

«Понятие «злоупотребление правом» носит субъективный оценочный характер, и данное утверждение тяжело доказывать, в то время как согласно ст. 65 АПК данное умоза­ключение должны доказывать юристы «Транс­нефти», — не согласен председатель МКА «Николаев и партнеры» Юрий Николаев. Он считает, что доказать это невозможно, потому что закон не ограничивает акционеров в виде и категориях запрашиваемой информации.
Источник: РБК daily