13 октября, 2020, 14:00

Во вторник, 6 октября, «Экономическая правда» опубликовала статью «Минус» 75 миллиардов: что показал аудит «Нафтогаза» и кто понесет наказание», в котором раскрыла основные замечания и нарушения в деятельности АТ «НАК Нафтогаз Украины» за период 2018-2019гг, которые были выявлены в рамках ревизии Государственной аудиторской службой Украины.

Данный материал вызвал огромный резонанс в обществе. В частности, служба направила акт ревизии «Нафтогаза» в Главное управление контрразведки Службы безопасности Украины в сфере экономики для рассмотрения и принятия необходимого решения.

Финансовый директор компании Стефанус Петрус Ван Дрил написал комментарий на опубликованный ранее материал ЭП. Кроме того, глава «Нафтогаза» Андрей Коболев давал комментарии в эфире телеканала Прямой и радиоэфире «Громадське Радіо», где объяснил свою позицию по поводу выдвинутых обвинений. Кроме того, вчера 12 октября, состоялось закрытая zoom конференция с украинскими журналистами, где Андрей Коболев отвечал на накопившиеся вопросы отдельных журналистов.

НефтеРынок обратился к одному из отраслевых специалистов в сфере финансов, за комментарием по финансовой части аудита.

Напомним, что ЭП ссылаясь на отчёт ревизии выделила основные претензии:

  • Начисление резерва сомнительных долгов при не утверждённом финансовом плане (за 2018 год и 9 месяцев 2019 года - ЭП.) на 38,4 млрд грн. Из-за этого, по мнению аудиторов, размер выплаченных дивидендов был занижен на 35,3 млрд гривен.
  • Занижение доходов из-за не отражения в их составе штрафов, пени и неустойки по решению судов. По этому пункту аудиторы насчитали потери государственного бюджета на сумму 2,9 млрд грн.
  • Неподписания актов реализации газа в 2016-2018 гг. Последствиями этого нарушения стало занижение суммы выплаченных дивидендов за 2018 год на 2,1 млрд грн.

НефтеРынок приводит комментарий эксперта, близкого к деятельности по финансовому аудиту компаний ТЭК:

Согласно МСФО 18 реализация продукции (переход контроля, наличие вероятности получения средств за товар) должна отражаться в бухгалтерском учёте как доход. Формальными документами, подтверждающего факт перехода права собственности, являются накладные и акты приёма-передачи, которые подписываются сторонами. Но, при их отсутствии, в учёте нужно отражать фактически осуществлённые операции (суть должна быть важнее формы). Признание факта реализации продукции влияет на финансовой результат, и как следствие, при наличии прибыли, на сумму дивидендов.

В соответствии с нормами Налогового кодекса при наличии факта реализации должны начисляться и уплачиваться НДС и потенциально, налог на прибыль.

Также, в доход предприятия должны относиться признанные согласно существующим договорам и набравшим законную силу решениям судов: штрафы, пени, неустойки.

Если сначала факт реализации товара признается предприятием, а позже возникают сомнения относительно получения оплаты за этот товар, то начисляется резерв сомнительных долгов (МСФО 9). Обычно такой резерв равен 100% от стоимости товара, если оплата не получена в течение года с конечной даты оплаты, указанной в договоре.

В случае начислением резерва сомнительных долгов надо принять во внимание, что начисление резерва ухудшает финансовый результат и соответственно влияет на сумму дивидендов (при наличии прибыли) по бухгалтерскому учёту, но для корректировки НДС и уменьшение налога на прибыль по налоговому учёту, надо сделать юридические действия, определённые Налоговым Кодексом, и такие действия занимают определённое время.

То есть, согласно МСФО, менеджмент предприятия имеет определённую свободу, как в трактовке наличия факта реализации продукции, так и начисления резерва сомнительных долгов.

И здесь задача ответственного собственника согласовать с менеджментом предприятия, как учётную политику и практику ее применения, так и требования о внесении таких существенных операций в финансовые планы до их отображения в учёте.

Для предприятий с государственной формой собственности какие-либо начисления, более чем на 10% изменяющие основные показатели утверждённых финансовых планов, как правило должны сначала быть внесены в скорректированные финансовые планы, утверждены соответствующими государственными органами (фактически акционерами), а уже после этого отражены в финансовой отчётности.

То есть, от предприятий необходима чёткая координация работы бухгалтерской и финансовой служб, чтобы придерживаться такой последовательности действий, а от владельца - активная позиция по работе с финансовыми планами подотчетных предприятий и контроль за показателями их работы.

Выводы:

  • если имело место непризнание дохода при наличии факта перехода права контроля (при наличии вероятности получения средств) на товар или действительных начисленных штрафов, пени или неустоек, то это является прямым нарушением, как по Международным Стандартам Финансовой Отчётности (МСФО), так и Налогового Кодекса;
  • начисление значительного резерва сомнительных долгов должно было сначала быть включено в финансовый план, утверждено соответствующим государственным органом, и только после этого отражено в финансовой отчётности;
  • экономическая целесообразность и/или корректность принятия управленческих решений должна рассматриваться по каждому решению отдельно, исходя из информации, которая была доступна на момент принятия такого решения.

Выдвинутые обвинения очень серьезные и в данной ситуации в соответствии с принятыми практиками публичных компаний, Члены Наблюдательного Совета НАК Нафтогаз и аудиторы должны выступить с соответствующими заявлениями и провести пресс-конференции, чтобы ответить на имеющиеся вопросы. Также было бы хорошо получить развернутую позицию Государственной аудиторской службы Украины.

Следует помнить, что аудиторы (как государственные, так частные) также несут ответственность за подписанные финансовые отчёты и акты проверок, и в случае доказательства наличия убытков от некорректной финансовой отчётности или актов проверок, к аудиторам также могут быть вопросы.